Аналитика

Грузинская Фемида на пике популярности

Руководитель аджарской региональной организации партии «Демократическое движение - Единая Грузия» Малхаз Баладзе намерен подать в батумский городской суд иск против лидера региональной организации партии Христиан-демократов Ниаза Осидзе.

Как передает GHN, представитель Демдвижения обвиняет парламентского оппозиционера в оскорблении чести и достоинства, а также деловой репутации Бадри Бицадзе, мужа лидера партии Нино Бурджанадзе. Мол, дело в ток-шоу «Диалог» местного телевидения «ТВ-5», где христиан-демократ заявил, что Бадри Бицадзе непосредственно руководил погромом телекомпании «Имеди», и в архиве телекомпании существуют подтверждающие кадры.

Малхаз Баладзе уверен, что против супруга лидера его партии не могут быть представлены порочащие его доказательства, поскольку «таких кадров не существует».

Об этом остается только гадать. В 2007 году, который положил начало нынешнему политическому кризису, власть выбрала силовой сценарий. Омоновцы разгромили тогда оппозиционный телеканал «Имеди». Правда, Бизадзе возглавлял в ту пору пограничную полицию МВД Грузии. Мог ли он руководить омоновцами - неизвестно. Зато точно известно, что его супруга, Нино Бурджанадзе, была тогда спикером парламента, и митинг разгонялся при ее пребывании во власти. Что не помешало ей, однако, стать ныне флагманом оппозиционного протеста.

Что же касается обещанных доказательств, «подтверждающих вину» Бицадзе, то на сенсацию, в любом случае они не тянут. В Грузии давно ведется война компроматов. Только за время нынешнего уличного противостояния было представлено столько разоблачительных видео- и аудиозаписей, что и не упомнишь.

Век новых технологий, породил и новые средства борьбы: «третий глаз» бдит везде и повсюду. Мир просто обезумел: слова не молвишь, бровью не шевельнешь - сразу у кого-то камера или мобильный телефон сработает! В выигрыше, вероятно, должны остаться только судьи. Их-то свирепствующий кризис коснуться не должен, поскольку по любому компромату и контркомпромату ныне начинается судебное разбирательство.

Сам Бадри Бицадзе не раз становился героем скандальных видеозаписей. Кстати, еще в бытность Нино Анзоровны во власти Тбилиси переполняли слухи о том, что Саакашвили ее шантажирует. Мол, в одной из колоний готова камера для ее отца, который до «революции роз» был президентом госкорпорации хлебопродуктов и считался одним из «казначеев» клана Шеварднадзе. А также - для ее супруга Бадри Бицадзе, тогдашнего главы погранслужбы - покажите-де пограничника, который без греха?

И накануне нынешнего политического противостояния, еще в марте, власти представили видеозапись якобы подтверждающую, что Бицадзе вел переговоры о закупках оружия. Бурджанадзе провела тогда экстренный брифинг, на котором говорила о готовящихся провокациях против ее семьи и о том, что обвинения против ее сторонников сфабрикованы. МВД, в свою очередь, пообещал обнародовать дополнительные факты.

Дело было шумное, но, как ни парадоксально, широкой общественности до сих пор не известны результаты судебного разбирательства по нему. Возможно, в пылу митинговых страстей и обмена компроматами о нем попросту забыли.

Еще один случай: налоговая инспекция предъявила Нино Бурджанадзе претензии в размере почти 1 миллион долларов, лишний раз напомнив общественности о том, что элитную дачу Нино Анзоровна приняла в дар от Михаила Николаевича по случаю своего ухода из политики в 2008 году. И заплатила она за свое обретенное поместье всего-то 1 лари (50 центов). И хотя власти грозили строптивице начислить весомые пени за неуплату налогов и прочими санкциями, эту историю тоже все давно позабыли.

Последним сюжетом в эпопее судебно-компроматного выяснения отношений стал недавний иск самой Нино Бурджанадзе против Михаила Саакашвили за «компрометацию чести, достоинства и деловой репутации».

Нино Анзоровна потребовала от Михаила Николаевича доказать или опровергнуть клеветнические обвинения о том, что она «финансируется из России и имеет определенные обязательства перед теми, кто ее финансирует из РФ».

Бурджанадзе даже заявила, что «не питает особых надежд на то, что грузинский суд сможет вынести независимое и справедливое решение по данному иску, поэтому в случае необходимости обратится в Страсбургский суд». О разбирательстве по этому делу, говорить еще слишком рано. Но, исходя из предыдущего опыта, уже можно сделать вывод: как только это дело сойдет с лидирующих позиций в рейтинге новостей, то сразу будет предано забвению.

Впрочем, выяснением отношений через суд увлечена не только чета Бицадзе-Бурджанадзе. В новейшей истории Грузии выявилась страсть к судебным разбирательствам. Конечно, выяснять отношения с помощью Фемиды гораздо демократичней и цивильней, нежели посредством камней и дубинок. Вот только Фемида, похоже, испытывает некий шок от наплыва желающих прибегнуть к ее услугам.

Кстати, страсть к правосудию проснулась не только у сильных мира сего. Знакомый, приехавший недавно из Тбилиси, рассказал о сюжете, недавно показанном на грузинском ТВ.

Полицейский, который, как известно, в Грузии взяток не берет, остановил за дорожное правонарушение крутое авто. Выходит из него депутат и говорит: «Дорогой, не выписывай мне штраф. У меня оправдание есть - на заседание в мэрии опаздываю». А полицейский говорит: «Нет, даже если мой отец встанет из могилы и попросит за тебя, все равно ты должен заплатить штраф». Разговор продолжался недолго, но эмоционально. Полицейский выписал штраф и после трудов праведных выкурил сигарету и выбросил окурок. Вот тут-то чиновник и показал себя: достал портфельчик с квитанциями и выписал полицейскому штраф. По закону окурок вне урны карается в 200 лари (100 долларов). На уговоры полицейского - не выписывать штраф - чиновник тоже не поддался.

Вот так не просто, однако, быть законопослушными в Грузии... Что же касается нынешних многочисленных судебных разбирательств, то впору выступить в защиту самой Фемиды. Выкладыванием компроматов увлеклись и власти, и оппозиция. Могут ли судьи разобраться в межпартийных конфликтах? Ведь Фемида только пытается быть беспартийной.