Аналитика

Борьба не за портфель, а за идею?

После наметившихся на этой неделе тенденций к компромиссу грузинские власти и непарламентская оппозиция вновь демонстрируют непримиримость. Казалось бы, все шло к прорыву в отношениях властей и оппозиции: президент встретился с лидером оппозиции Леваном Гачечиладзе, заместитель госсекретаря США Филипп Гордон тоже внес лепту в процесс умиротворения. Но... оппозиция, вновь продемонстрировав непримиримость, отказалась от предложенных им постов в правительстве.

После встречи Михаила Саакашвили и Левана Гачечиладзе, состоявшейся 9 июня, политики и эксперты никак не могут прийти к общему знаменателю и ответить на вопрос: каков же результат встречи? Быть компромиссу или не быть? Каков дальнейший план оппозиции? Так, грузинский политолог Сосо Цинцадзе в беседе с агентством GHN отметил: «Маловероятно, что в ходе встречи Левана Гачечиладзе и Михаила Саакашвили, был рассмотрен вопрос отставки президента».

По мнению эксперта, исходя из формата встречи, вопрос отставки президента мог вообще не рассматривать. Цинцадзе также выразил сомнение и относительно заявления Гачечиладзе, что был затронут вопрос освобождения молодых сторонников оппозиционных партий.

«Встреча президента и Гачечиладзе продлилась три часа. Я очень сомневаюсь, что главной темой обсуждения было освобождение нескольких молодых людей, фамилии которых он не смог припомнить. Следовательно, если Гачечиладзе пошел на встречу с президентом ради освобождения этих детей, то он должен был знать их фамилии. Что касается темы отставки, я не думаю, что эта тема могла обсуждаться более полутора минут, хотя встреча продлилась три часа. Очевидно, что были другие темы, которые пока что не разглашаются», - считает эксперт.

По мнению эксперта, Леван Гачечиладзе осознанно не ответил на вопрос брата, который спросил его о тех вопросах, которые обсуждались в ходе встречи. «Гачечиладзе и не первый и не последний среди тех, кто постепенно станет сторонником переговоров с властями. Это очень хорошая тенденция. Но тут более важен другой вопрос - относительно чего велись переговоры. Мы не знаем деталей. Гачечиладзе воздержался от конкретных разъяснений, когда он выступал в программе у своего брата. Гия (Уцноби) задавал конкретные вопросы, но Леван принципиально не ответил на этот вопрос. После этой встречи родилось очень много вопросов», - отметил Цинцадзе.

Однако несколько «рассекретил» встречу с оппонентом сам Михаил Николаевич. На заседании правительства, которое состоялось 10 июня, Саакашвили заявил, что предложил оппозиции должности заместителей министров. По его словам, он предложил должности заместителей министров внутренних дел, юстиции, и министра по вопросам отбывания наказания, а также предложил представителям оппозиции членство в Совета национальной безопасности.

Почему Гачечиладзе ничего не поведал общественности об этом предложении - остается только гадать. По крайней мере, никаких объяснений с его стороны пока не последовало. А вот у других лидеров оппозиции, большинство из которых изначально довольно-таки настороженно восприняли поход Гачечиладзе в Шавнабадскую резиденцию Саакашвили, появился повод высказать очередное свое возмущение поведением Михаила Николаевича.

По словам одного из руководителей Консервативной партии Кахи Кукава, идея президента Грузии Михаила Саакашвили о сотрудничестве оппозиции в силовых структурах и Совете безопасности - это инициатива не о создании коалиционного правительства, а предложение о трудоустройстве. Как заявил Кукава, это предложение в оппозиции никто серьезно не воспринимает. Кукава надеется, что эту инициативу президента не одобрят и те лидеры оппозиции, которые покинули организационный штаб 9 апреля, сообщают грузинские СМИ.

«Оппозиция не борется за должности, и моя цель заключается не только в проведении местных и парламентских выборов, так как заранее известно, что эти выборы непременно будут сфальсифицированы. Реально заместители министров ничего не решают. Соответственно, трудоустройство представителей оппозиции на этих должностях только для получения информации не имеет смысла. Мы боремся не за должности, а за прекращение в стране нестабильности, несправедливости и игнорирования государственных интересов», - заявила лидер партии «Национальное движение - Единая Грузия» Нино Бурджанадзе.

Возмущение лидеров оппозиции объяснил эксперт Мамука Арешидзе. «Если лидеры радикальной оппозиции согласятся на предложение Михаила Саакашвили и займут посты заместителей министров в его правительстве, то они станут политическими трупами», - цитируют грузинские СМИ Арешидзе. «Они не за это борются уже два месяца», - заявляет эксперт. Впрочем, как сложатся дальнейшие отношения нынешних радикалов от оппозиции и руководства страны предположить сложно.

Спецпредставитель ЕС по Южному Кавказу Петер Семнеби считает, что предпосылки для достижения компромисса между властями Грузии и оппозицией улучшились, передает агентство РИА Новости. «Я не могу предвидеть, что будет в конце концов, но предпосылки для компромисса сейчас намного лучше, чем два месяца назад, когда началось противостояние», - сказал Семнеби сегодня на брифинге в Москве.

Главное, впрочем, чтобы европейцы постоянно помнили: в Грузии «вторых» не бывает. И это намного усложняет ситуацию. Так, во время прошлых президентских выборов на пост президента претендовали аж 22 кандидата! Тогда же в Тбилиси я услышала анекдот: «Грузинская армия. Командир отдает приказ: «На первый-второй рассчитайся!» Слышит: «Первый, первый, первый...».

Такова уж ментальность, и с этим ничего не поделаешь.