Аналитика

Годовщина августовского перемирия

В ночь на 8 августа прошлого года грузинские войска начали военный рейд на столицу своей бывшей автономии Цхинвал. Россия встала на защиту своих миротворцев и населения региона, которое по большей части составляли ее граждане. Осетины со времен развала СССР стремились интегрироваться в миролюбивое государство на севере, отделившись от националистически настроенных грузин.

После пяти дней боевых действий российская армия разгромила и полностью вытеснила грузинских военных из региона. Войска России преступили линию, на которой стояли миротворцы и нанесли упреждающие авиаудары по некоторым военным объектам противника. Грузины обратились в бегство, загодя покидая населенные пункты, стоявшие на пути российских войск. И в той обстановке, когда Грузия была близка к капитуляции, как справедливо наказанный агрессор, в Москву срочно вылетел спасать Грузию президент Франции Николя Саркози, глава председательствующей в ЕС на тот момент страны.

12 августа 2008 года в результате напряжённых переговоров был выработан документ, известный как «план Медведева-Саркози». В нём были сформулированы шесть принципов урегулирования кризиса. Первый - не прибегать к использованию силы. Второй - окончательно прекратить все военные действия. Третий - обеспечить свободный доступ к гуманитарной помощи. Четвёртый - вооружённые силы Грузии возвращаются в места их постоянной дислокации. Пятый - Вооружённые силы России выводятся за линию, предшествующую началу боевых действий и до создания международных механизмов российские миротворческие силы принимают дополнительные меры безопасности. Шестой - начинается международное обсуждение вопросов будущего статуса Южной Осетии и Абхазии и путей обеспечения их безопасности.

Конечно, Россия, как фактически победившая страна, могла требовать большего. Но тогда она проявила уважение и к Грузии как к независимому государству, и к Европе, которая на тот момент была дезинформирована относительно виновников эскалации конфликта. После встречи с Медведевым, президент Франции Николя Саркози отправился в Тбилиси. Там 14 августа он заявил, что президент Грузии Михаил Саакашвили согласился с основными принципами документа о прекращении огня в зоне грузино-югоосетинского конфликта. Однако «по требованию грузинской стороны мы внесли несколько поправок, которые дважды согласовывали с президентом России по телефону». Так, из документа был изъят вопрос статуса Южной Осетии.

23 августа состоялся телефонный разговор Президентов России и Франции. Пресc-службы глав государств совершенно по-разному истолковали достигнутые договоренности. Если во французском пресс-релизе говорилось, что неотложно будет создан «под эгидой ОБСЕ международный механизм с тем, чтобы заменить российские патрули в зоне безопасности на юге Осетии», то в русском сообщении «речь о замене российских миротворцев в зоне безопасности силами ОБСЕ» не шла. Впрочем, Россия и сейчас, и тогда выражала готовность к взаимодействию с ОБСЕ в соответствии с пятым принципом урегулирования конфликта.

В последующие недели грузинская и российская сторона постоянно упрекали друг друга в несоблюдении пунктов «плана Медведева-Саркози». За день до признания независимости Абхазии и Южной Осетии Россией, Грузия отмечала, что российские войска все ещё находятся на ее территории, окапываются вблизи Гори и Поти, хотя в шести пунктах нет ни слова о буферных зонах, которые начертила Россия по линии конфликтных действий. На это заместитель начальника Генштаба ВС РФ генерал-полковник Анатолий Ноговицын отвечал, что российские военные осуществляют контроль за ситуацией в этом регионе и выполняют задачи в рамках патрулирования, что не противоречит ранее оговоренным миротворческим обязательствам (пункт пятый).

1 сентября представитель российского МИД Андрей Нестеренко заявил, что Россия полностью выполнила соглашение «плана Медведева-Саркози». А вот Грузия не отказалась от использования силы, не подписала международно-правового обязывающего документа об отказе от применения силы. Грузинские войска так и не вернулись в казармы. В этот день по инициативе Николя Саркози в Брюсселе прошел чрезвычайный саммит Евросоюза, посвященный исполнению пункта о выводе российских войск. Однако численность российских формирований на границах Абхазии и Южной Осетии итак уже была снижена.

Кроме того, появились новые обстоятельства. Госдума России признала Абхазию и Южную Осетию. Дмитрий Медведев 26 августа подписал соответсвующий документ. С этого момента «план Медведева-Саркози» частично устарел. И 8 сентября были проведены новые переговоры между двумя президентами. Новый «план Медведева-Саркози»-2 повторил основные положение предыдущего соглашения. По нему уже не только военные, но и российские миротворцы обязаны были отступить на позиции, на которых стояли до 7 августа 2008 года. На границах с Абхазией и Южной Осетией должны были появиться (и появились) 200 наблюдателей от Евросоюза.

Прошел год. Грузия и периодически Европа заявляют, что Россия, мол, не выполняет «план Медведева-Саркози», хотя он с тех пор устарел ещё больше. Грузия утверждает, что на границе за этот год погибло более 10 полицейских, повторяются обстрелы грузинских сел, взрываются мины и даже машины миссии наблюдателей, а значит, по логике Тбилиси, Россия не выполняет первый пункт о прекращении огня и второй - о прекращении военных действий. Между тем, обстоятельства этих инцидентов остаются не выясненными до сих пор, несмотря на наличие европейских наблюдателей.

Грузия считает, что Россией не выполняется пункт о доступе гуманитарной помощи в Абхазию и Южную Осетию. Однако здесь вина лежит не на Москве, а на непримиримой позиции международных организаций, которые отказываются доставлять грузы через российскую территорию. Через Тбилиси им не позволяют это делать сами абхазы и осетины.

Грузия утверждает, что её войска вернулись на места дислокации. Однако, она продолжает «бряцать оружием» на совместных учениях с НАТО и с США и не оставляет планов по «восстановлению территориальной целостности» силовым путем.

Что касается пятого пункта, то после того, как Сухум и Цхинвал заключили с Москвой договоры о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, а также соглашения о совместной охране границ, говорить о нарушении утративших силу соглашений по дислокации и численности российских военных стало уже неактуально.

По шестому пункту, от которого Грузия оставила лишь вторую часть, касающуюся международных гарантий безопасности Абхазии и Южной Осетии, то Россия полностью обеспечивает безопасность жителей этих республик. А международные наблюдатели от ОБСЕ и ООН сами закрыли себе доступ на эту территорию, отказавшись придать нейтральный статус своим миссиям.

К годовщине трагедии в Южной Осетии президент России Дмитрий Медведев направил Николя Саркози послание, в котором подчеркнул, что президент Франции «сыграл большую роль в разрешении грузино-югоосетинского кризиса». По его словам, пока «договоренности от 12 августа и 8 сентября 2008 года остаются «единственным «кодексом поведения» в этом районе Закавказья».

Однако, как отметил российский лидер, авантюризм Михаила Саакашвили создал здесь новую геополитическую ситуацию. Сейчас необходимо соглашение о неприменении силы между Грузией, Южной Осетией и Абхазией, от которого категорически отказывается Тбилиси. Михаил Саакашвили не хочет видеть в абхазском и южноосетинском руководстве равноправных партнеров для переговоров. Ироническая реакция грузинского МИДа на послание Медведева Саркози - это своего рода попытка сделать хорошую мину при плохой игре. Она только подтверждает, что Грузия до сих пор не ориентируется в новых закавказских реалиях.