Аналитика

Помилование без пристрастий или страсти по помилованию

Учредитель оппозиционной телекомпании «202» Шалва Рамишвили спустя четыре года вышел на свободу. Как сообщают грузинские СМИ, сегодня утром он уже смог насладиться домашней обстановкой и общением с родными и близкими. Его освободили даже досрочно... На несколько часов: вместо 11 часов - в восемь утра. Как заявил журналистам Рамишвили, после вмешательства самого президента он был освобожден раньше условленного времени, «чтобы это не вызвало ажиотаж».

«Саакашвили обеспечил мое досрочное освобождение и эксклюзивно освободил меня утром в 08:00. В настоящее время нахожусь в кругу семьи, пока туманно воспринимаю реальность, однако позже проведу пресс-конференцию и отвечу на вопросы журналистов, у которых наверняка накопилось достаточно вопросов ко мне», - заявил Рамишвили. Какое заявление сделает он - остается лишь гадать. Вряд ли это будут слова благодарности в адрес президента. Надеяться на «спасибо» за несколько часов свободы не стоит.

По сообщениям грузинских СМИ, в своем последнем письме из заключения Рамишвили рассуждает о планах на будущее. Он считает, что после освобождения у него - два пути: пойти по дороге конформизма или продолжить борьбу против Саакашвили. При этом Рамишвили пишет, что он обязательно начнет такую борьбу, «она будет жестокой и сегодня я готов пойти на многое такое, от чего в прошлом отказался бы». В письме из неволи также говорится: «Тюрьма разбивает иллюзии и сегодня, я могу намного более легко пойти на рисковые и авантюрные шаги. При этом я ясно вижу, что без подобных действий, победить режим Саакашвили невозможно.

Следует отметить, что Рамишвили неоднократно предлагали досрочное освобождение. Для этого ему нужно было лишь написать просьбу о помиловании на имя президента. Однако Рамишвили отказался от этого. В итоге отсидел присужденные ему четыре года и увидел свободу всего на несколько часов отмеренного срока. Сам Рамишвили так и не признал своей вины. Обвиняли же его в вымогательстве 100 тысяч долларов у депутата парламента Грузии Кобы Бекаури.

Рамишвили не отрицал факт получения денег от депутата, поскольку собирался сделать последнего героем кинокомпромата, снимая весь процесс на видео. По словам журналиста, он и его коллега Давид Кохреидзе хотели продемонстрировать лицо сегодняшней власти Грузии, пишет «Кавказский узел».

В конце августа 2005 года Коба Бекаури обратился в МВД с заявлением о шантаже со стороны журналистов, которые требовали взятку за то, чтобы фильм не попал в эфир. Передача денег была зафиксирована на видео. Рамишвили, как видно на кадрах, получил 30 тысяч долларов и потребовал принести оставшиеся семьдесят. Документальный фильм, который должен был транслироваться телеканалом «202», как писал «Коммерсант», разоблачал «народного избранника», занимавшегося коммерческой деятельностью параллельно с работой в парламенте. Это запрещено грузинским законом «О конфликте интересов». Бизнес же он оформил на имя жены.

После ареста Рамишвили и Кохреидзе депутат в интервью телекомпании «Рустави-2», как сообщала Civil Georgia, опроверг существование компрометирующих материалов на него и заявил, что он обратился в МВД с целью «обличить коррупцию в грузинских СМИ». Журналистов арестовали, а телеканал «202» вскоре прекратил свое существование. Оппозиционеры причислили Рамишвили к разряду политзаключенных и расценили его арест как очередное свидетельство притеснения свободы СМИ.

В феврале этого года Европейский суд обязал Тбилиси выплатит более 26 тысяч евро бывшим руководителям независимой телекомпании «202» Шалве Рамишвили и Давиду Кохреидзе. Страсбург не снял обвинений с журналистов, но осудил нарушения процессуального законодательства и Европейской конвенции по правам человека.

Нужно отметить, что грузинские власти, несмотря на утверждение оппозиционеров и даже международных экспертов, настойчиво отрицают наличие политзаключенных в стране. В феврале этого года Международная федерация по правам человека призывала ЕС расследовать дела политзаключенных в Грузии. Как говорится заключении федерации, «задержаны несколько политических оппонентов власти, финансисты оппозиции и влиятельные люди, которые связаны с оппозицией, и все они были задержаны и осуждены на основании полностью или частично фальсифицированных обвинений. Наиболее часто используются обвинения в незаконном ношении оружия и хранении наркотиков, а также в попытке свержения власти».

Ни одна амнистия политзаключенных не коснулась. А к ним относят где-то 13 человек, в том числе Нору Квициани (сестру бывшего уполномоченного президента в Кодорском ущелье Эмзара Квициани), Джони Джикия, Реваза Клдиашвили, Майю Топурия, Демура Антия, Омара Куцнашвили и Мераба Ратишвили и других. В преддверии прошлой амнистии (апрель 2009 г.), которая была приурочена к Пасхе (амнистировалось 400 человек), оппозиция обращалась к властям с призывом сделать шаг навстречу народу и освободить всех политзаключенных. Но тщетно. Из политзаключенных только Шалва Рамишвили вышел сегодня на свободу.

Такая же история случилась и в декабре 2008 года. Тогда, в честь пятилетнего юбилея «революции роз», Саакашвили объявил самую масштабную амнистию. Поэтому 17 декабря по случаю широко празднуемого в Грузии религиозного праздника «Барбароба» (Дня Святой Варвары) на свободу вышли 1280 человек. «Политических» та амнистия тоже не коснулась. Ныне грядет очередная амнистия. Как сообщают различные информагентства, 28 августа - в день Успения Пресвятой Богородицы или Мариамоба, как называют этот праздник в Грузии, будет объявлено о помиловании ста заключенных, совершивших нетяжкие преступления. Посмотрим, окажутся ли среди них «политические».

Сами оппозиционеры сообщили, что прокуратура без шума закрыла ряд дел на деятелей оппозиции, которые были возбуждены в 2007 году по обвинению в шпионаже в пользу России. Об этом заявил один из лидеров Консервативной партии Каха Кукава. По его словам, дела были закрыты из-за отсутствия доказательств. Кукава сказал, что это - объяснение прокуратуры, куда они обратились официально.

Так что в преддверии бурной осени власти намерены заработать очки демократов и либералов. Только, исходя из специфики политической ситуации, пока получается какая-то «полудемократия». Сначала посадить, а потом отпустить, на несколько часов раньше; громогласно обвинить в шпионаже, а потом по-тихому закрыть дела. Так что, возможно, и нынешняя осень выдастся шумной лишь наполовину.