Аналитика

Байки об «ассоциированном членстве»

4458.jpeg Года полтора назад в странах на постсоветском пространстве заговорили о перспективах членства в ЕС. И почти сразу появился термин «ассоциированное членство», который вроде бы удостоверяет право государства на светлое будущее в составе Евросоюза. Для шести стран путь к этому статусу начался с присоединения к проекту «Восточное партнерство». В его рамках Тбилиси готовит «личный» проект «ассоциированного соглашения» с Брюсселем.

В ноябре власти Грузии презентуют обществу проект «ассоциированного членства» страны в Евросоюзе. Об этом сообщила заместитель министра иностранных дел Нино Каландадзе.

На прошлой неделе двустороннее сотрудничество в рамках проекта помощи шести постсоветским странам «Восточное партнерство» обсуждалось на встрече президента Грузии Михаила Саакашвили с верховным комиссаром ЕС по внешним связям Бенитой-Фереро Вальднер.

Грузино-европейское партнерство в ближайшем будущем должны подтвердить три соглашения: об облегчении визового режима и реадмиссии (возвращении нелегальных мигрантов), о свободном воздушном пространстве и о так называемом ассоциированном членстве.

Считается, что «ассоциированный член» - это страна-кандидат на вступление в Евросоюз. Но это не совсем так. Еще до появления проекта «Восточное партнерство» похожие соглашения Европа собиралась оформить с Украиной. Поясняя этот вопрос, представитель Еврокомиссии Кристиана Хоман отмечала, что юридического статуса «ассоциированный член» Евросоюза не существует. Чтобы вступить в ЕС, нужно получить статус «кандидата».

Через некоторое время статусом «ассоциированного члена» ЕС пробовали манипулировать власти Молдавии. Однако представительство Европейской комиссии в России разъяснило ИА REGNUM, что такого понятия, как «ассоциированное членство» в базовых документах ЕС нет.

Но есть несколько видов соглашения об ассоциации с ЕС. Некоторые из них подразумевают перспективу присоединения к Евросоюзу, другие - вовсе нет.

Дает некоторые гарантии, например, соглашение о стабилизации и ассоциации, подписанное с Албанией, Боснией и Герцеговиной, Черногорией и Сербией. Но они пока являются потенциальными кандидатами в члены ЕС. И такое же соглашение действует с уже действующими кандидатами Хорватией, Турцией и Македонией. Причем Турция добивается членства в ЕС с 1963 года.

Иные типы соглашений об ассоциации перспективу членства в ЕС не предоставляют. Подобные договоры существуют у Брюсселя со странами Средиземноморья (Марокко, Тунис, Алжир, Египет, Иордания, Израиль, Палестинская Автономия и Ливан).

По словам представителя Еврокомиссии, употреблять словосочетание «ассоциированное членство» в любом случае неуместно. «Эти государства являются участниками определенного процесса, но слово «членство» нигде не упоминается. У ЕС есть члены, а также страны-кандидаты и страны-потенциальные кандидаты», - подчеркнули в представительстве Еврокомиссии в Москве.

В Брюсселе, кстати, сразу же оговорились: «Восточное партнерство» не приведет автоматически к вступлению его участников в Евросоюз. Оно лишь предполагает политическое и экономическое сближение с этой региональной организацией. Эта же цель - у соглашений об ассоциации.

Но грезить о Европе грузинам эта оговорка не мешает. К тому же многих участников проекта соблазнили обещанные в кризис европейцами гранты в 600 миллионов евро. Однако эта сумма распределяется между шестью странами и должна быть выплачена полностью лишь к 2013 году. К тому же 250 миллионов из этих средств уже были выделены по другим программам.

Отметим, что как только появился проект «Восточное партнерство», европейцы постарались заверить Москву в его дружелюбии по отношению в России. Однако тут же всплыл нелицеприятный факт: Белоруссию пригласили с условием не признавать Абхазию и Южную Осетию.

Постоянный представитель России в ЕС Владимир Чижов заявил тогда, что «Россия не против сотрудничества стран СНГ с Евросоюзом и возможного членства этих стран в ЕС».

«Мы против того, чтобы страны СНГ (Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия (на тот момент еще состоявшая в Содружестве, Молдова, Украина - ред.) ставились перед искусственной дилеммой: либо вперед, в светлое будущее с ЕС, либо назад - с Россией», - пояснил российский политик.

В принципе, ориентация на западные стандарты жизни не чужда и России. А в Грузии интеграцию в ЕС и вовсе считают спасением для страны.

В частности, «Восточное партнерство», по мнению политолога Рамаза Климиашвили, поможет грузинам стать более законопослушными. «Нам предлагают какую-то модель в стиле Евросоюза, и если она себя оправдает, может быть, все эти страны со своим общим рынком, будут приняты в члены», - заявил Климиашвили в декабре прошлого года.

Однако Брюссель остерегается делать четкие заявления о перспективах стран «Восточного партнерства» в ЕС, что позволяет экспертам предполагать скорее отрицательный, чем положительный ответ.

«Идея, о том, что можно постоянно выдвигать промежуточные статусы, подстатусы, фазы, периоды и другие уловки, реализуется во избежание четкого заявления, что членства в ЕС не будет. Сегодня, это или уже сказано или, по крайней мере, понято», - заявил в октябре директор исследовательской программы «Россия в глобальном и региональном контексте» Финского института международных отношений Аркадий Мошес, передает агнетство «Новости-Армения».

Мошес скептически оценил вероятность членства стран-участниц инициативы «Восточное партнерство» в ЕС, комментируя нынешний этап переговоров. «При рассмотрении последних, майских документов ЕС об инициативе «Восточное партнерство», становится очевидно, что они достаточно выхолощены и о перспективе внедрения безвизового режима и речи быть не может», - заметил Мошес. 

Скорее всего, Европа будет добиваться лишь выгодных ей соглашений, расширяющих ее сферу торговли, облегчающих транзит энергоносителей и выдворение нелегалов. Но сама останется почти такой же закрытой и недоступной для Грузии, какой была и ранее.

По крайней мере, во время экономического кризиса она не может пойти на введение безвизового режима с Грузией. Ей хватает и тех грузинских мигрантов, что устраивают потасовки в австрийских и польских лагерях. И уж точно она не станет гарантировать присоединение Грузии с ее непредсказуемым и непотопляемым, вопреки критике комиссии Хайди Тальявини, руководством.