Аналитика

В Грузии турок-месхетинцев не ждут…

Взаимоотношения России и Грузии переживают, мягко говоря, не лучшие времена. После военных августовских событий стороны декларируют готовность к диалогу, однако и Москва, и Тбилиси то и дело апеллируют к международному сообществу, дабы, так сказать, точнее нанести удар по болевым точкам противника. Если Грузия одно за другим принимает свои обращения в связи с «недовыполнением Россией плана Медведева-Саркози», то российские дипломаты акцентируют внимание мира на ущемлении прав национальных меньшинств в Грузии, отчего уже пострадали ее границы.

Так, на прошлой неделе известный правозащитник и адвокат, председатель комиссии Общественной палаты РФ Анатолий Кучерена направил в Парламентскую Ассамблею Совета Европы (ПАСЕ) обращение с просьбой «принять меры для обеспечения защиты права на возвращение незаконно депортированных турок-месхетинцев в Грузию и выполнения ею взятых на себя обязательств». Грузия пока отмалчивается по этому вопросу. Что немудрено.

Репатриация турок-месхетинцев для Грузии - один из самых болезненных вопросов. Обязательство вернуть высланных еще в 1944 г. турок -месхетинцев на историческую родину Грузия взяла еще в 1999 г. при вступлении в Совет Европы. Чего не сделаешь на пути к достижению к поставленной цели... Уже тогда тамошние наиболее рационально настроенные политики говорили о том, что этот вопрос перерастет в большую головную боль для Грузии. Месхетинцы, исповедующие ислам, проживали в регионе Самцхе-Джавахети (Месхетия), который и без того был и остается «проблемным». Высокогорный Самцхе-Джавахети, граничащий с Арменией, населяют в основном армяне, мало интегрированные в грузинское общество (как правило, не владеют грузинским языком, ориентированы больше на сотрудничество с армянскими и российскими властями, нежели с местными). Здесь то и дело наблюдаются вспышки антиправительственных настроений - то в связи с нарушением прав и свобод армян, то из-за социально-экономических проблем (только недавно удалось отремонтировать трассу, ведущую из региона в столицу, до этого население Самцхе-Джавахети все зиму было отрезано от центральной части Грузии). Пересели сюда еще и иноверных месхетинцев, и очередное противостояние центральным властям - практически гарантировано.

О происхождении турок -месхетинцев историки спорят до сих пор. По одной из самых распространенных версий, история этого этноса такова. Месхетия - исконно грузинская земля, здесь родился сам Шота Руставели. С XVII века на Месхетию участились набеги со стороны Османской империи, решившей омусульманить регион. Дабы выжить и спасти свои семьи, месхетинцы были вынуждены принять ислам. В результате появился неоднозначный термин: турки-месхетинцы. Они и были объявлены Сталиным "врагами народа" и в одночасье выселены в Среднюю Азию. Надзор над репатриантами продолжался до апреля 1956 г. В мае 1968 г. всем туркам, выходцам из Грузии, было разрешено проживать на всей территории СССР, но не разрешалось возвращаться на родину. Запрет был снят в 1974 г. Но и в советские времена грузинская номенклатура сделала все, чтобы этого не произошло, так как в домах изгнанных турок-месхетинцев уже давно жили христиане армяне. А первые не соглашались ни менять веру, ни брать грузинские фамилии, как того хотелось грузинским властям.

Так что неудивительна и нынешняя позиция власти грузинских властей. К тому же противников возвращения репатриантов - хоть отбавляй: от националистов до крестьян, вскапывающих доставшиеся им «6 соток». Называют бесчисленное множество причин, по которым не следует возвращать месхетинцев. Дескать, по-грузински не говорят, да и вера у них не та - утверждают националисты. Они богаты, привезут кучу долларов и скупят на корню всю Грузию - стращают "экономисты". Они нас из домов повыгоняют, землю отнимут - боятся запуганные ультраправой пропагандой крестьяне. Очень небольшое число интеллектуалов в Грузии за историческую справедливость и выступают, чтобы власти исполняли свои обещания. По взятым перед Советом Европы обязательствам, правительству Грузии надо завершить репатриацию до конца 2011 г. Парламент уже принял 11 июля 2007 года в третьем и окончательном чтении закон "О репатриации лиц, насильственно переселенных из Грузии в 40-х годах ХХ века советскими властями". При этом, как отмечают правозащитники, многие пункты данного документа делают возвращение месхетинцев практически неосуществимым. Грузинский журналист, исследовавший проблему, приводит следующие комментарии экспертов.

Заместитель министра по реинтеграции Эленэ Тевдорадзе: «Закон по репатриации удобен скорее для государства, чем для самих депортированных.».

Президент Союза репатриантов Грузии Марат Бараташвили: «Правительство объявило о вступлении закона в силу, но только и всего. Закон принят лишь на бумаге, реально он не работает, от него нет никакой практической пользы».

Эмиль Адельханов из Кавказского института (Грузия): «Я бы не сказал, что закон не работает: по-моему, он как раз достиг своей цели - максимально отбить охоту возвращаться».

Так почему же закон не прибавил оптимизма ни правозащитникам, ни репатриантам?

Дело в том, что он не предусматривает финансового участия государства в процессе репатриации, да и в бюджет страны не заложены необходимые средства. Потому люди знающие рекомендуют, что лучше возвращаться в частном порядке.

Претензий к принятому нормативному акту множество. Достаточно упомянуть, что в одном из пунктов от репатриантов требуют сдать тест на знание грузинского языка и истории. Какова вероятность того, что они, в большинстве своем в 75-80 летнем возрасте, смогут одолеть такой тест? - вопрос из разряда риторических. Более того, желающие вернуться должны до 1 января 2009 г. представить документы в посольства Грузии в странах своего нынешнего проживания. Кто не успел, тот, выходит, опоздал. Правда, на вопрос, могут ли власти продлить срок действия закона, аналитики отвечают: «Могут, если будет давление извне, со стороны международного сообщества».

Закон обязывает репатриантов предоставить внушительное количество документов (около 10), в том силе подтверждение, что люди действительно были репатриированы или являются их прямыми родственниками. Трудно представить, как смогут добывать эти документы те, кто, например, бежал из Узбекистана во время ферганских событий.

К тому же, окончательное решение по репатриации принимается на уровне силовых структур. То есть в законе сказано, что министерство по делам беженцев будет пересылать документы в МВД «или другое соответствующее ведомство», которое и решит окончательную судьбу каждого потенциального репатрианта. В упомянутом же законе сказано, что окончательное решение не подлежит пересмотру.

По существу, этот закон дает месхетинцам единственное: возможность решать самим - возвращаться или нет. Между тем, в министерстве по делам беженцев Грузии утверждают, что сейчас набралось «аж» около десятка заявок от желающих вернуться в страну.

Осложняет решение вопроса и то, что точной статистики относительно проживающих и переселенных месхетинцев сегодня предоставить никто не может. По данным Европейского центра по вопросам меньшинств, в настоящее время число депортированных месхетинцев и их потомков составляет до 400 тыс. человек. Считается, что большинство из них живет в Казахстане, от 60 до 80 тыс. - в Азербайджане, 35-50 тыс. - в Турции, 15 тыс. - на Украине. Около 12,5 тыс. - в США, куда люди эмигрировали из Краснодарского края, остальные - в других регионах России, в Киргизии, Узбекистане. В Грузии сейчас проживает около тысячи репатриантов. Судьба остальных столь же туманна, как 60 лет назад.

Да, нужно признать, что обращение Кучерены в ПАСЕ абсолютно справедливо и обоснованно. Реальность такова, что в нынешней Грузии, которая с таким неистовством последние 15 лет решает свои внутриполитические проблемы, сейчас уж точно не до репатриантов. Но какой же видится реакция Парламентской Ассамблеи? Скорее всего, ей придется решать дилемму, ведь, с одной стороны, необходимо следовать европейскому законодательству, а, с другой - попытаться конструктивно решить самый проблемный для Грузии и всего Кавказа «национальный вопрос».

Так что месхетинцы, волею судьбы оказавшиеся чужими и в Грузии, и в России, и Азербайджане, и в Казахстане, вряд ли в ближайшее время обретут родину.