Аналитика

Амнистия: розы избавляются от шипов

Свободу обретут около 12 тысяч человек. По предыдущей амнистии (декабрь 2007 года) помилование получили всего 3 тысячи осужденных. А до этого, на прошлую годовщину революции, распоряжением Михаила Саакашвили, - 725 преступников, которые были в тот же день освобождены из мест заключения.

Тогда оппозиция в доброй воле главы государства узрела злой умысел. Поскольку это произошло накануне вынужденных досрочных президентских выборов, противники Саакашвили посчитали, что помилование - спекулятивный PR-ход. "Михаил Саакашвили активно начал предвыборную кампанию. Объявление амнистии - такая же часть предвыборной кампании, как и разрешение на сбор хвороста для крестьян и обещание пенсий в размере GEL 1.600 для медиков ", - негодовали республиканцы.

Ныне оппозиция вновь недовольна. Сначала она потребовала освободить политзаключенных, потом - внести поправки в законопроект, дабы облегчить участь отбывающим наказание за употребление наркотиков. Лидер "Христианско-Демократического Движения" Георгий Таргамадзе вообще выступил за либерализацию Уголовного Кодекса. "Если в период правления Эдуарда Шеварднадзе существовало неуважительное отношение к закону, то теперь это отношение сменилось страхом перед властью, и нужно подумать - как это изменить», - аргументировал он.

Пока оппозиционные поправки, касающиеся амнистии, застыли в ожидании второго чтения. За исключением тех, которые по инициативе парламентского, критически настроенного меньшинства, были внесены еще на стадии подготовки законопроекта к первому чтению. В итоге к 33 статьям Уголовного кодекса, попадающим в «поле амнистии», добавили еще 22.

Но власть до сих пор никак не прокомментировала - что же все-таки будет с политзаключенными?

Более того, один из лидеров парламентского большинства Гига Бокерия утверждает, что в Грузии их вообще не существует. Депутат Леван Бежашвили, хоть он и соратник Бокерия, внес принципиальное и честное уточнение: "У нас нет в тюрьмах людей, которые сидят по политическому мотиву. Все эти люди арестованы по обвинению в криминальных преступлениях. Причем, 11 человек из списка уже освобождены - видимо, у оппозиции неправильная информация. Однако если в первом списке было 24 человека, то сейчас их уже 30. Добавлены несколько людей, таких, как Окруашвили, Карели и Гиоргобиани".

Придраться к этому признанию практически нет оснований. Экс-министра обороны Грузии Ираклия Окруашвили, покусившегося на президентское кресло, судили действительно за растрату в размере 60 млн долл. и нецелевое использование бюджетных средств. Его друг и соратник, бывший губернатор Шида Картли Михаил Карелии, осужден за незаконное участие в предпринимательской деятельности, а также по статье 338 УКГ - взяточничество. И Бидзина Гиоргобиани, бывший председатель департамента лесного хозяйства, обвиняется по тем же статьям. Даже журналист Шалва Рамишвили, возглавляющий оппозиционные телеканал «202», отбывает срок в местах не столь отдаленных вовсе не за подвиги на профессиональном поприще, а за вымогательство.

Оппозиция считает всех этих людей политическими заключенными. Консервативная партия на своем сайте вывесила список, кого считает таковыми, - всего 30 человек.


Вошли в него и те члены национального совета оппозиции, которые были обвинены в сотрудничестве с российскими спецслужбами. Это Георгий Хаиндрава, Леван Бердзенишвили, Константин Гамсахурдиа и Шалва Нателашвили.

Судьба политических остается открытой. Как и судьба многих, на кого пока не распространилась добрая, она же милостивая, воля президента.

Так, в прошлогоднем докладе "Amnesty International" за 2007 год отмечалось, что в Грузии лица, содержащиеся в предварительном заключении, и осужденные подвергались жестокому обращению.

Правозащитники отмечают поступление сообщений о применении чрезмерной силы во время беспорядков в тюрьмах, когда погибли как минимум восемь задержанных, а многие другие получили ранения, в том числе сотрудники спецподразделения силовых структур. Полиция продолжает оставаться безнаказанной в десятках предполагаемых, но не подвергнутых проверке случаев применения пыток, жестокого обращения и ничем не вызванного превышения силового воздействия.

Впрочем, пенитенциарная система на всем постсоветском пространстве, как ни открещиваются республики ближнего зарубежья от социалистического прошлого, уж очень напоминает «самые гуманные казематы СССР». Что касается Грузии, то здесь число заключенных гораздо больше, чем в ненавистные властям времена «диктата большого брата».

По официальным данным, к середине 2007 года их насчитывалось более 18 тысяч (за 2008 год сведений пока нет.) После "революции роз" этот контингент увеличился в 3-4 раза. В объявленной криминалу борьбе власти явно перегнули палку - за решеткой оказались бизнесмены, нагревшие руки во времена Шеварднадзе, мелкие воришки, политические оппоненты. В результате тюрьмы практически забиты под завязку: ситуация напоминает конкурс на престижную вакансию - по пять заключенных на одно «нароместо».

Глава МВД Вано Мерабишвили объяснил сложившуюся ситуацию тем, что в обществе была высокая преступность. Ныне он выступает за освобождение своих подопечных, подчеркивая, что это едва ли не первый случай за время его пребывания на посту министра, «когда амнистию приветствует и само МВД».

Люди хотели бы надеяться, что в пенитенциарной системе осуществлено чудо, и криминогенная ситуация пойдет на резкое улучшение. Но... «надейся на лучшее, а готовься к худшему», и среди жителей столицы Грузии наблюдается близкий к ажиотажному спрос на домашнюю сигнализацию и домофоны.

Ирина Пташковская