Аналитика

Грузия и Россия сменили «ядерную» поляризацию

Месть Москве - сближает. Это видно по растущему взаимному влечению Грузии и Ирана.

Вчера иранский посол в России Сейед Махмудреза Саджади в интервью «Эхо Москвы» заявил, что пока признание независимости Абхазии и Южной Осетии не входит в основную политику Исламской Республики. «Мы считаем, что это провоцирует другие войны и кровопролития. Мы также не признали независимость Косово», - добавил он.

Антиамериканский курс Ирана подавал надежды осетинам и абхазам на то, что эта страна признает их вслед за латиноамериканскими. Тем более, что, как справедливо отметил посол, Тегеран осудил грузинскую агрессию и намеревался помочь в восстановлении Абхазии и Южной Осетии. Но теперь он ясно дал понять, что не собирается больше подыгрывать Москве в этом вопросе.

За последние месяцы ирано-российские отношения заметно охладели. Сказалась «перезагрузка», начатая Вашингтоном. Раньше Россия считала нужным противопоставлять свою позицию по Ирану западным странам. Теперь на высшем уровне высказываются опасения по поводу иранской ядерной программы.

В сентябре прошедшего года российский представитель при НАТО Дмитрий Рогозин заявил, что России не нравятся разработки оружия массового уничтожения в странах, которые могут достать до нее. В ноябре президент Дмитрий Медведев при встрече с американским коллегой Бараком Обамой не исключил присоединение России к санкциям против Ирана.

Напомним, что Тегеран отказывается принять предложение дообогащать уран в третьих странах, опасаясь обмана во время обмена топливом.

Чуть позже Россия поддержала резолюцию МАГАТЭ, осуждающую Иран за строительство тайного завода по обогащению урана. Кроме того, Россия задержала поставку иранцам ракетных комплексов С-300.

В ответ на смену российской позиции Иран выразил желание присоединиться к проекту газопровода Nabucco, нацеленному против экономических и геополитических интересов России. Он также пообещал Туркмении помочь в транспортировке ресурсов для газопровода.

В начале этого года Махмуд Ахмадинеджад придумал еще один способ выразить свое недовольство Москве. Он объявил, что будет добиваться от России и Англии выплаты компенсаций за ущерб, нанесенный в результате ввода советских и британских войск на территорию Ирана в 1941 году. С учетом того, как болезненно Россия реагирует на принижение ее роли в борьбе с фашизмом и на героизацию пособников нацистов в бывших соцстранах, иранский лидер выбрал удачное место для удара.

А 19 января стало известно, что Иран отказался пропустить российский истребитель, направлявшийся в Бахрейн для участия в выставке современных вооружений.

Оснований для выяснения отношений достаточно, но визит иранского секретаря Высшего совета национальной безопасности Саида Джалили в Москву откладывается. Зато сегодня ее посетил премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху. Как иронизируют журналисты: он приехал за санкциями для Ирана.

По предположениям экспертов, на переговорах премьер Владимир Путин пытается обменять отказ Ирану в поставках ракет на гарантии, что Израиль не будет больше вооружать Грузию. Впрочем, Нетаньяху уже опроверг сведения российских спецслужб о возобновлении военных поставок.

Морально Россия уже готова к присоединению к санкциям. Несколько дней назад глава комитета Госдумы по международным делам Константин Косачев заявил: «В том, что касается более жесткого разговора с Ираном, применения каких-то дополнительных санкций экономического характера, - по этому вопросу взаимопонимание между Россией и ее партнерами на международной арене сейчас очевидно повысилось».

Это подтвердил и секретарь Совбеза России Николай Патрушев, отметив, что Россия против того, чтобы Иран обладал ядерным оружием.

Реакцией Ирана был новый шантаж. Иранский посол в Москве Махмуд Реза Саджади в интервью «Интерфаксу» заявил, что если Россия поддержит в Совбезе ООН ужесточение санкций против Ирана, «такие действия не будут иметь положительных откликов у иранской общественности». «Это скажется на качестве нашего взаимодействия... Такой шаг угрожает и нашему энергетическому сотрудничеству... Ошибка другой стороны это сотрудничество может превратить в конкуренцию».

Расстройством ирано-российской дружбы поспешила воспользоваться Грузия. Но сделала она это как-то неуклюже, задев интересы своего главного западного покровителя - США.

Дело в том, что во время январского визита в Иран глава грузинского МИД Григол Вашадзе вдруг поддержал Ахмадинеджада в его «ядерных» амбициях.

Вашадзе заявил, что Иран как участник договора о нераспространении ядерного оружия имеет не только обязательства, но и законные права. Поэтому, считает дипломат, Исламская Республика вправе создавать и развивать ядерные технологии в мирных целях. А проблема международного контроля должна решаться только путем переговоров, а не давления и угрозы военного вмешательства.

Эту точку зрения ранее исповедовала Россия. А теперь ее принял заискивающий перед Тегераном Тбилиси. И мало того, что грузинский чиновник посмел публично высказать мнение, отличное от американского, так он еще и благосклонно выслушал пару иранских советов о том, что в НАТО Грузии торопиться не стоит, а нужно сосредоточиться на стратегии по стабильности на Кавказе. Эти рекомендации вполне устраивают Москву, но как на них посмотрят в Вашингтоне?

Впрочем, Грузия флиртует с Тегераном, не собираясь менять приоритеты во внешней политике. Иран ее интересует скорее как экономический партнер, чем как стратегический союзник. Да и Ахмадинеджад разыгрывает грузинскую карту лишь в пику России.