Аналитика

Российский бизнес тоже в ответе перед Грузией

Пока грузинским парламентариям приглянулись больше всего именно операторы мобильной связи. Еще в июне Национальная комиссия коммуникаций (GNCC) оштрафовала "Мегафон» на 5 тысяч лари в связи с незаконной, по ее мнению, деятельностью на грузинской территории, то есть в Южной Осетии. В сентябре по такому же поводу - на 500 тысяч. Пропорционально совершенному «греху».

А именно. По данным комиссии, изначально сигнал "Мегафона" покрывал часть территории Южной Осетии - Цхинвал и Джавский район. Но во время военного конфликта в августе ареал был расширен и охватил всю территорию республики, а также Горийский и Карельский районы Грузии.

Российский оператор упорно отрицает все обвинения и выплачивать штрафы - и первый, и второй - не хочет.

Парламентарии взяли ситуацию под свой контроль. По словам председателя депутатской комиссии Шоты Малашхия, «Россия должна ответить за агрессию и аннексию, и это касается деятельности российских компаний, работающих как в банковской системе, так и с сотовой связью».

Как именно будут «возвращать российские компании в грузинское правовое поле», пока не очень ясно. Тем более трудно это сделать, поскольку с тех пор, как нынешний госминистр, а тогда министр экономики Каха Бендукидзе провозгласил, что «в Грузии продается все, кроме совести», российские бизнесмены, игнорируя политическую конъюнктуру, не скупились на инвестиции.

В стране львиная доля в энергетике, банковской сфере, виноделии, перерабатывающем производстве и др. - давно в руках у российских бизнесменов. После «революции роз» в 2004-2005 гг. Россия возглавила рейтинг главных инвесторов. В прошлом году она опустилась на пятое место. А сейчас, по неофициальным данным, - уже на десятое. В то же время, гиганты грузинской промышленности - основные АЭС, руставский завод «Азот», золотодобывающий комбинат «Маднеули», перерабатывающий завод в Батуми и парочка солидных алкогольных компаний принадлежат российским бизнесменам или грузинам, проживающим на территории РФ.

После августовских событий в аппарате Кахи Бендукидзе заверяли: российскому бизнесу в Грузии ничего не грозит, никакого режима «наименьшего благоприятствования» не планируется. А экс-премьер Ладо Гургенидзе не только подтвердил это («национализации предприятий, принадлежащим российским бизнесменам, не будет»), но высказался еще оптимистичнее, подчеркнув намерение властей создать для всех без исключения инвесторов самые выгодные условия. Да и работающие в Грузии российские компании, даже на фоне «наезда» на «Мегафон», вовсе не торопятся пересматривать свои инвестиционные планы. Такое заявление делали представители таких тяжеловесов, как "Интер РАО", , "Вимм-Билль-Данн", "Русский алкоголь" и даже... "Вымпелком", который, хоть и сотовый оператор, но оснований для претензий не давал. Так что, как говорится, война войной, а обед обедом. Скорее всего, заседание парламентской комиссии относительно санкций к российским компаниям - это следствие очередного выпада оппозиции против правительства. Вчера «Новые правые» обвинили Каху Бендукидзе в шпионаже в пользу России. Мол, с его легкой руки «большая часть стратегически важных объектов оказалась в руках российских компаний». Более того, своими подозрениями в российской ориентации эта партия охватила и самого президента, Михаила Николаевича Саакашвили. Ведь это он сохранил Бендукидзе в составе правительства, вместо того чтобы перекрыть российским бизнесменам кислород.

Что будет с экономикой Грузии, если произойдет отток российского капитала? «Новые правые» в упор не слышат этот вопрос. А если соотечественники, работающие в РФ, перестанут помогать своим семьям в Грузии? Это уже сугубо гуманитарный аспект, заботиться о котором сам бог велел народным избранникам. Но и они в данном случае больше заняты антироссийской риторикой.

Впрочем, есть свои вопросы к российским бизнесменам и у их соотечественников, проживающих в Грузии. Почему они не получают помощи в виде неких специальных программ, которые широко практикуются в цивилизованном мире? Почему не видят заботы о сохранении русских школ и памятников культуры? Остро нуждаются в поддержке и находящиеся на грани нищеты русские актеры, писатели, музыканты?

И, в конце концов, если, как утверждает оппозиция, в руках у россиян столь могучие экономические рычаги, отчего же они не были своевременно задействованы в геополитических играх в канун августа? И в итоге в дело вступили военные...

Может, теперь, наконец, об этом задумаются сильные мира сего? Чтобы не получилось прямо по афоризму польского сатирика Станислава Ежи Леца: «Страшно, если все сведется к тому, чего мы не хотим принять к сведению».

Ирина Пташковская