Аналитика

Готовы ли Россия и Грузия услышать друг друга?

Общественный опрос еженедельника «Квирис палитра» («Палитра недели») свидетельствует: большинство населения Грузии самой большой ошибкой и, как следствие, политическим поражением властей считает войну с Россией.

Власти же повторяют, словно заклинание: другого выхода не было. И теперь, похоже, на смену обвинений в адрес России пришли оправдания. Председатель парламента Давид Бакрадзе на заседании временной комиссии по изучению августовских событий заявил: «Грузия никогда не получала от России обещания, что взамен вступления в НАТО получит гарантии территориальной целостности». Логика тут, видимо, такова. Коль Грузия вступает в НАТО, значит, на ее территории, включая Абхазию и Южную Осетию, будут размещены базы альянса. Чего Россия ни под каким видом не потерпит. Отсюда - неизбежность войны.

По словам Бакрадзе, Москве были направлены конкретные вопросы. И просьба: детально пояснить, почему Грузия представляет для России проблему, в чем ее опасность? Однако конкретных и четких ответов никогда не было. «Мы получали только ответ следующего содержания: "Вы сами знаете, чего мы хотим", - воспроизвел спикер.

Господин Бакрадзе не клялся на Библии в подтверждение своей искренности - быть может, поэтому уличить его в лукавстве не составляет труда.

Так, за два месяца до начала августовского конфликта Михаил Саакашвили подписал указ о выходе из соглашения с Россией 2000 года. В соответствии с этим документом в зоне грузино-осетинского конфликта 1991 г. восстанавливалась экономика, создавались условия для возвращения беженцев. Тогда же, в июне, грузинской стороне было предложено подписать соглашение о неприменении силы с Сухумом и Цхинвалом. Лишь при этом условии Россия была готова вернуться к вопросу возвращения беженцев. Но последовал отказ. По поводу самого соглашения президент Грузии, уже за три недели до кровопролития, заявил: "Эта тема полностью высосана из пальца. Мы не будем стрелять в своих соотечественников".

Приводился и такой аргумент: мол, ранее подписанные договоренности все равно не выполнялись - и беженцы не вернулись в свои дома, и непокорные регионы не спешат встать под грузинское знамя.... И вот здесь грузинское правительство ни в лукавстве, ни во лжи не уличишь. Однако, что касается привязки к вступлению в НАТО, то абхазы и осетины категорически против сотрудничества с альянсом. Поэтому противостояние между Москвой и Тбилиси нарастало с каждым годом.

И понятно, отчего так и не был подписан договор о дружбе и сотрудничестве. Россия настаивала, чтобы пункт о неразмещении баз третьих стран на территории Грузии был зафиксирован в этом документе. Грузия возражала, мол, в международной практике существует установленный формат, и никакие изменения в него вносить недопустимо. Но дать устное обещание готова.

Вспоминаю разговор 2006 года с экс-министром по урегулированию конфликтов Георгием Хаиндрава: «Мы не собираемся писать законы под диктовку российского истеблишмента. Баз третьих стран в Грузии не будет - мы об этом заявили, а верить нам или нет - это уже дело Кремля. Что касается НАТО, мы туда вступим обязательно. Потому что это единственный выход, чтобы каннибалы, вроде Жириновского, Алксниса и Затулина, нас не съели. В НАТО входит множество стран, которые не помышляют о войне, а хотят гарантий своей безопасности».

Прошло два года. И каков итог? Сам Георгий Хаиндрава в глубокой оппозиции к режиму Саакашвили и обвиняется в пособничестве Кремлю. Война, которую в разговоре со мной предрекал экс-министр, - безобразным образом состоялась.

Что дальше? Руководство Грузии столь же упорно ломится в НАТО. В Белом доме все так же это поощряют, сохраняя, по словам представителя Госдепа США Шона Маккормака, приверженность вступлению Грузии в НАТО. Россия все более настойчиво предупреждает: действия Тбилиси по наращиванию военного потенциала и втягиванию страны в Североатлантический блок могут спровоцировать более серьезный конфликт, чем августовские события в Южной Осетии.

Можно ли его предотвратить?

На эту тему все чаще говорят политологи и военные эксперты, причем и грузинские, и российские. Но и без того ясно: пора извлечь уроки хотя бы из августовского прошлого. Перестать обвинять друг друга, считая правым только себя. Ведь, в конце концов, как говорил Генри Киссинджер: дипломатия есть искусство обуздывать силу.

Ирина Пташковская