Аналитика

Офис НАТО - утешительный приз для Тбилиси

Похоже, грузинский истеблишмент понемногу приходит в себя и начинает осознавать, что бухарестские обещания НАТО взять республику под свое крыло навсегда повисли в воздухе. Ведь, с одной стороны, альянс дает понять, что не против новых членов, а, с другой, настаивает на выполнении всех требований, которые для Грузии, как полет до Луны.

Шутка ли: уже главный идеолог североатлантической интеграции Сакартвело, Михаил Саакашвили, заявляет местной прессе, что Грузия вновь стремится в НАТО, но это уже не является навязчивой идеей. Более того, грузинский лидер не уверен, что вступление в альянс наступит до окончания срока его президентских полномочий в 2013 году.

Не питает особых иллюзий и оппозиция. По словам лидера Христиан-демократов Гиоргия Таргамадзе, нынешний визит Расмуссена ничего нового республике не даст. «НАТО сохраняет прежнее отношение к нашей стране, и в то же время, согласно плану, осуществляются ежегодные обязательства, которые взяла на себя Грузия», - цитирует «Росбалт».

Бодрятся сейчас лишь те, кому это положено по должности. Например, председатель комитета по европейской и евроатлантической интеграции парламента Грузии Давид Дарчиашвили. Он считает, что визит генсека НАТО является каким-то мифическим «политическим посылом Кремлю», который якобы пытается сделать все, чтобы отношения Грузии и НАТО не состоялись. «Но эти отношения не только состоялись, но и разовьются, - убеждает сам себя Дарчиашвили. - Это посыл и нам, что Грузия, перед саммитом НАТО, остается одним из актуальных вопросов для Североатлантического альянса».

А вот председатель парламента Грузии Давид Бакрадзе заходит с другого угла. По его мнению, большое значение на пути интеграции республики в Североатлантический альянс играет участие почти тысячи грузинских миротворцев в антитеррористической операции НАТО в Афганистане.

Безусловно, за последние два года Грузия значительно подтянула армию, сделала ее еще сильнее, чем до августа 2008. Однако экономические и социальные реформы в республике с треском провалились. А на одних солдатиках в НАТО, как известно, маршем не пройдешь. Об этом намекнул и Расмуссен в своем недавнем интервью. «Мы вновь подтвердим то, что мы решили в Бухаресте: Грузия и Украина будут членами НАТО, если они этого захотят, и если они достигнут необходимых критериев», - подчеркнул он. При этом Расмуссен, думаю, помнит о своих словах, сказанных весной. Тогда, напомню, генсек НАТО на встрече с Михаилом Саакашвили отказался назвать возможные сроки подключения республики не то, что к альянсу, но и к плану действий по членству (ПДЧ).

Грузинские политологи склонны считать, что в оттормаживании вожделенных для страны интеграционных процессов есть несколько причин. Во-первых, это несогласие крупных стран блока с принятием Сакартвело. Среди них - Германия и Нидерланды, которые активно развивают политическое сотрудничество с Россией и не хотят портить с ней отношения.

Во-вторых, это вопросы так называемой перезагрузки. «Для Запада сейчас очень важен процесс разоружения, и это замедляет конкретные решения по принятию некоторых стран в НАТО», - отмечает глава НПО «Центр Стратегических исследований Кавказа» Мамука Арешидзе.

В-третьих, это вышеупомянутая насущная необходимость выполнения Грузией демократических преобразований, в том числе в судебной и правозащитной сферах. «Пока эти вопросы не будут решены, НАТО воздержится от конкретных шагов в отношении Тбилиси», - говорит Арешидзе.

Со своим коллегой солидарен директор Кавказского института мира и демократии Гия Нодия. «Можно говорить, что при таком раскладе от самой Грузии сейчас зависит не так много, но реформы надо выполнять в любом случае, они нужны, в первую очередь, самой Грузии, - считает эксперт. - И, если возникнет удобный политический момент, республика должна быть политически готова к вступлению в НАТО. Реформы также важны для того, чтобы у противников Грузии в альянсе было меньше аргументов».

В целом же, и Арешидзе, и Нодия сходятся во мнении, что относительного прояснения ситуации со вступлением Грузии в НАТО следует ожидать не раньше, чем через полгода. Что же касается принятия республики в альянс, то, по мнению экспертов, в обозримом будущем этого никак не произойдет.