Аналитика

Козыри Аласания – дела, а не лозунги

Определился и вероятный лидер. Это недавний постпред Грузии в ООН Ираклий Аласания. Нужно отметить, что долгое время было совершенно непонятно, кто справится с непосильной задачей - объединить извечно разрозненные ряды оппозиционеров. Даже на январских президентских выборах каждый из «рядов» выдвинул своего кандидата, всего их было шесть.

Роль главного бунтаря и объединителя два месяца назад взяла на себя Нино Бурджанадзе - недавно возглавившая созданную ею партию "Демократическое движении - Единая Грузия". Однако оппозиция объединяется, судя по всему, вокруг Ираклия Аласания.

Так, на официальном подписании соглашения между республиканцами и партией «Новые правые» ее лидер Давид Гамкрелидзе заявил: «Альянс готовится к сотрудничеству с Ираклием Аласания, а Нино Бурджанадзе пусть поступится своими президентскими амбициями». Он же вместе со своим республиканским коллегой Давидом Усупашвили обозначил главную цель объединения: вывести страну из тяжелейшего политического, экономического и военного кризиса.

Общий язык эти две партии нашли не сегодня и не вчера. Но оформлять свои отношения не спешили. Почему? Можно предположить, что самым сложным как раз и оставался вопрос о лидере.

Давид Гамкрелидзе уже выставлял свою кандидатуру на последних президентских выборах. Давид Усупашвили, хотя и не баллотировался в тот раз, но тоже никогда не отказывался от подобных амбиций.

Теперь получается, что, по крайне мере, эти двое, а также Ираклий Окруашвили готовы вручить «маршальский жезл» 36-летнему Ираклию Аласания.

Интересно, что всего лишь пару недель назад те же «Новые правые» и республиканцы вели переговоры об объединении с партией Нино Бурджанадзе, которая, к слову, дважды за пять лет исполняла обязанности президента. После августовских событий именно она первой бросила открытый вызов Саакашвили. Нино Анзоровна потребовала ответить: почему была начата и проиграна война? Эта стальная леди, как ее называют многие, тогда же выступила с инициативой объединить оппозицию под лозунгом проведения досрочных президентских выборов. Но...

В прошлую пятницу во все оппозиционные расклады буквально ворвался двоюродный брат президента Ираклий Аласания. Он вдруг оставил высокий пост на государственной службе и сразу же вступил в переговоры с «Новыми правыми». Это дало повод политологам заметить: у Аласания нет собственной партии. Ему будет необходимо либо ее создавать, либо выступать от лица какой-нибудь партии, идеологию которой он разделяет.

Насколько обоснован уход Ираклия Аласания в оппозиционный лагерь и насколько безошибочен выбор тех, кто отдает предпочтение бывшему постпреду? Многие эксперты сходятся во мнении, что более сильного противника у грузинского президента не было на протяжении всей революционной пятилетки.

Пусть так. Но внесет ли появление новой и столь сильной политической фигуры очередной разлад в оппозиционное движение, консолидация которого реально наметилась стараниями Нино Бурджанадзе?

Политолог Рамаз Сакварелидзе считает, что Аласания и Бурджанадзе вполне могут договориться. «Между ними сохраняются дружеские отношения. Они вполне способны объединить свои усилия в борьбе против режима», - считает он.

Кстати сказать, вновь созданное объединение вовсе и не отрекается от сотрудничества с Нино Бурджанадзе. Просто делает выбор в пользу более сильного лидера.

Гамкрелидзе не скрывает, что в течение месяца будут проводиться консультации о создании широкой политической коалиции. И «если Бурджанадзе сумеет поступиться амбициями и работать в единой команде, мы к этому готовы».

Между прочим, в народе «дочь революции» не очень жалуют. Во всяком случае, если верить рейтингу «непостоянных политиков», который составил еженедельник «Квирис палитра» («Палитра недели»), то Нино Бурджанадзе занимает в нем «почетное третье место». А действующий президент совсем чуть-чуть уступил ей в «непостоянстве», он - на четвертой позиции.

Важно отметить, что Ираклию Аласания удалось поднятья по карьерной лестнице без интриг и политических скандалов. За ним - безупречная репутация миротворца и переговорщика. Экс-президент Эдуард Шеварднадзе отмечал: «Очень хорошо наладил работу по урегулированию конфликта с Абхазией Ираклий Аласания. Насколько я знаю, он уже без посредников был вхож в кабинеты первых лиц Абхазии, ему доверяли, он мог многое сделать по урегулированию отношений. Ираклий Аласания уже серьезно занимался подготовкой "встречи Саакашвили - Багапш". Абхазы очень ждали этой встречи. Думаю, надо было дать ему шанс закончить начатое им дело...»

Не исключено, что теперь такой шанс появится у Аласания уже на президентском посту. По крайней мере, в его глазах важность этой проблемы не умалилась. Что подтверждает, в частности, и вчерашнее заявление, сделанное перед журналистами:

"Я глубоко убежден, что придет время, возможно, в ближайшем будущем, и будет восстановлен прямой диалог с абхазским обществом. Это создаст основу для совместного проживания грузинского и абхазского сообщества в едином государстве. Как в будущем должны развиваться грузино-абхазские отношения, пока преждевременно говорить".

Скептики напоминают: Саакашвили, двоюродный брат Ираклия Аласания, во время «революции роз» провозглашал похожие лозунги. Обещая вывести страну из тяжелейшего политического, экономического и военного кризиса, восстановить территориальную целостность...

Те, кто расположен к Аласания, возражают: в активе у него не только слова, но добрая деловая репутация...

Ирина Пташковская