Аналитика

Зона риска: секретные тюрьмы Тбилиси

Только в последний год на сотовые телефоны жителей приграничного с Грузией Гальского района перестали звонить неизвестные голоса с угрозами. А раньше, если входящий вызов на мобильном телефоне не определялся, означало- звонят либо из министерства госбезопасности, либо из департамента конституционной безопасности МВД Грузии.

Унылые голоса могли дать совет - как себя вести, где работать, и с кем не общаться, а могли вызвать на грузинский берег реки Ингур для разговора по душам. Звонили, конечно, не всем, а только тем, кто в той или иной степени «сотрудничал с сепаратистами».

Правда, «сотрудничество» понималось широко, поэтому основным адресатом опасных звонков из Грузии был учительский состав гальских школ. На грузинский берег для разговоров гальцы, конечно же, не ездили, так как вероятность отправиться после этого не домой, а в тюрьму была велика.

А вот практика похищения и задержания граждан Абхазии не принесла успеха грузинским спецслужбам - слишком шумно, да и негативно влияет на имидж Тбилиси. После двух таких случаев - задержания в городе Зугдиди главы администрации одного из гальских сел и похищения сотрудника администрации Гальского района, казалось, что этот метод прекратил свое существование. Однако похищение 11 октября гражданина Абхазии Гарри Джопуа показало, что спецслужбы Грузии вновь занялись привычным делом.

Похищение главы администрации села Баргеби Фридона Чакаберия произошло в 2006 году, а председателя гальского избиркома Давида Сигуа в 2008. Гарри Джопуа, в отличие от этих двоих, никакой должности не занимал и перешел пограничный мост чтобы встретить родственницу, ехавшую с продуктами. Свидетели видели, как его сажают в автомобиль и увозят вглубь территории Грузии.

Словосочетание «тайные тюрьмы», как сказал в интервью корреспонденту "GeorgiaTimes" министр иностранных дел Абхазии Максим Гвинджия, появилось неслучайно. «Во время переговоров в Женеве представители Грузии заявили, что им ничего неизвестно об этой ситуации. Так как они представляют официальный Тбилиси и не могут выяснить судьбу нашего гражданина, то мы предполагаем, что существуют тайные тюрьмы, в которых содержатся наши люди» - говорит глава МИД Абхазии.

Официальный Сухум уже дважды в официальных документах заявил о похищении гражданина Абхазии и обратился с просьбой о помощи к спецпредставителю Евросоюза на Южном Кавказе Питеру Семнеби. Но результатов нет. Гвинджия опасается, как бы Джопуа не повторил судьбу Давида Сигуа, которого выкрали из собственного дома в Гале, и о судьбе которого до сих пор ничего неизвестно. Тема Сигуа была ключевой во время многих международных встреч абхазских лидеров, Сухум ставил в зависимость от его освобождения свое участие в грузино-абхазском переговорном процессе. Многие тбилисские политики обещали помочь, а родственники похищенного проводили дни напролет у кабинета президента Багапша, прося о помощи. Но безрезультатно. Позже, полпред главы Абхазии в Гальском районе Руслан Кишмария сказал, что под давлением международных организаций и общественного мнения Сигуа могли и даже собирались вернуть, но он погиб во время пыток. Впрочем, это неофициальная версия.

Похищение Чакаберия происходило по другому сценарию. Он был арестован в грузинском городе Зугдиди при покупке оборудования для сельского медицинского пункта. Грузинские власти хотели из этого задержания сделать образцово-показательный процесс над «сепаратистом». Но ошиблись. Поднявшийся шум и резонанс на международных площадках помешали довести начатое дело до конца. В итоге, суд в Кутаиси вынес условный приговор по делу, никак не связанному с политикой, и отпустил Чакаберия домой. Теперь бывший глава администрации, а ныне фермер, не ездит в Грузию.

Впрочем, в Тбилиси сделали выводы из ситуации с Чакаберия, когда не удалось законно и открыто посадить того, кого очень хотелось посадить. Поэтому Сигуа украли «неофициально», и вердикт ему вынесли без суда и следствия.

Последнее похищение имеет отличия от вышеописанных случаев. И Чакаберия, и Сигуа - жители Гальского района грузинской национальности. И грузинские спецслужбы подбирались к ним как к «предателям». До сих пор в Тбилиси считали, что этнические абхазы имеют больше прав жить не по законам Грузии, чем живущие в республике грузины. Но Джопуа абхаз, а значит, теперь спецслужбам все равно кого похищать.

Впрочем, в мирное время, как показывает практика, даже несмотря на конфликт, невозможно тихо выкрасть человека без последствий и резонанса.

Другое дело война. В Абхазии числятся пропавшими без вести многие десятки человек и небезосновательно существуют мнения о том, что не все они погибли. Одна из таких историй о военном абхазском вертолете, который совершал в июле 1993 года рейс с восточного на западный фронт воюющей Абхазии. Вертолет бесследно исчез в отрогах Главного Кавказского хребта. После войны расследование продолжалось долгие годы, так как не удалось найти останки техники и людей. Все они бесследно исчезли.

Вертолет потерялся в районе, который тогда контролировался грузинской стороной. Родственники старались своими усилиями найти близких в Грузии, но и это не удалось. Предполагалось, что в верхней части Кодорского ущелья, которая контролировалась до 2008 года грузинскими войсками, пленные могли стать рабами. Но после его освобождения рабов славянских национальностей и бывших военных обнаружить не удалось.

В Абхазии никогда не похищают граждан Грузии. Во всяком случае, в Тбилиси ни разу не выражали протеста по таким поводам. Но и в абхазской тюрьме оказываются граждане Грузии. Обычно это грузинские граждане, по незнанию попавшие на абхазскую сторону границы. Один из последних случаев - рыбацкая шхуна, случайно заплывшая в абхазские воды. Принципиальное отличие дальнейшего поведения абхазских властей от их грузинских коллег в том, что людей не прячут в подвалах изоляторов и не считают агентами грузинских спецслужб.

Малхаза Кордзая - осужденного в Абхазии за хранение наркотиков и оружия, абхазские власти освободили совсем недавно и по настоянию международных организаций. Он был осужден после освобождения Кодорского ущелья, где проживал в селе Ажара. Во время войны Кордзая был командиром одного из грузинских батальонов, а за это в Абхазии могут впаять по самую катушку. Но почему-то прокуратура не смогла доказать обвинения в его адрес, и он попал в тюрьму «только» за хранение оружия и наркотиков.

Еще одно примечательное отличие поведения абхазских властей: Сухум всегда выдает граждан Грузии по настоянию международных структур. В таких же ситуациях Тбилиси всегда говорит, что не знает о людях, похищенных в Абхазии.

Похищения абхазских граждан - процесс, который в Грузии очень хотели бы поставить на поток. Нынешние времена не позволяют устраивать открытые шоу-процессы над «сепаратистами», поэтому люди просто исчезают. Единственное, что может остановить грузинские спецслужбы, это давление международных организаций и сильный резонанс. В ином случае, приграничные районы Абхазии превратятся в зону риска для жителей республики.