Аналитика

Грузины предлагают абхазам пьяную дружбу

Фактически обращение Совета старейшин при фонде желающих вернуться в Абхазию стало ответом на сделанное ранее заявление Совета старейшин Абхазии. Они, напомним, призвали Грузию думать не о том, как начать новую войну, а о том, как подписать мирный договор. А это заявление, в свою очередь, появилось после того, как грузинские СМИ решили, что абхазские старейшины находятся в авангарде борьбы с "русской оккупацией".

Теперь же они получили из Грузии предложение встретиться без посредников за обильным столом и там начать прямой и честный диалог. По мнению грузинских старейшин, необходимо вместе выработать разумную программу действий, которая приведёт к росту взаимного доверия, примирению двух народов, возрождению традиционных ценностей, характеризующих многовековую историю совместного проживания грузин и абхазов.

"Необходимо найти реальные пути выхода из этого тупика. Мы с надеждой и оптимизмом смотрим в будущее. Поэтому и рассчитываем, что наше обращение и протянутая нами рука примирения и восстановления дружбы не останется без отклика. Наши народы должны восстановить прежнюю дружбу между нами вопреки желанию любых противников мирного решения нашей общей проблемы", - отмечается в их обращении Подписано оно двенадцатью членами Совета старейшин, самому старшему из которых 97 лет.

По мере чтения текста обращения проникаешься грузинским стереотипом абхазского старейшины - черкеска, папаха, длинная палка "алабаша" в руках и взгляд из глубины веков. Абхазов в Грузии до сих пор нередко представляют реликтами девятнадцатого века - гордыми, но отставшими от жизни людьми, достучаться до которых можно только аппеляциями к архаичным ценностям бытия патриархальных обществ.

В том же "штампованном" духе выдержаны появляющиеся примерно раз в квартал инициативы грузинских народных дипломатов. В данном конкретном случае грузины рассудили так: в традиционном обществе, каковым, по их мнению, несомненно является абхазское, институт Совета старейшин обладает высочайшим статусом и влиянием. Поэтому даже простые контакты с абхазскими старейшинами возвысят самооценку "желающих вернуться" до небес.

Но на самом деле Совет старейшин Абхазии - организация, существующая формально, объединение авторитетных людей, которые оказались "не у дел". Например, председатель Совета Константин Озган. Трудно назвать должность, которую он не занимал, - от председателя райкома Гудаутского района до должностей министра иностранных дел и вице-спикера парламента. Потом проиграл парламентские выборы. Но традиции местной геронтократии потребовали предоставить ему компенсацию. Так Озган возглавил Совет старейшин.

Что же касается грузинской стороны, то местная народная дипломатия явно идет вразрез со стратегией руководства. И министру реинтеграции Грузии Тимуру Якобашвили стоило бы не международные организации прессовать, а со своими доморощенными дипломатами разобраться. Куда это годится: власти уже издали закон, определились с термином - "оккупированные территории" и запретили называть конфликт "грузино-абхазским", а активисты-маргиналы продолжают искать с абхазами общий язык, веря, что это позволит рано или поздно, изгнав северного врага, вместе спеть песнь освобождения.

Идея по меньшей мере странная, но в рейтинге идиотизмов грузинской народной дипломатии она занимает отнюдь не первое место. Пару лет назад общественные активисты организовали акцию "Сатамзааит", что по-абхазски означает "Извините". Суть ее сводилась к тому, чтобы всей Грузией извиниться перед абхазами за войну. Сделать это, конечно, не помешало бы. Но была вторая часть сценария акции. И выглядела она так: растроганные и всё простившие абхазы открывают ворота, и красно-белый флаг единой Грузии венчает всеобщее братание.

Больше всего в народной дипломатии поражает искренняя вера ее активистов в то, что абхазов можно перехитрить и уговорить вернуться в Грузию. Для этого надо извиниться, нарожать вместе детей... Ну или как минимум погулять за общим столом. Это еще одно стереотипное представление об абхазах - как о стаде с вожаком и общим стадным инстинктом. Все грузинские народные дипломаты видят отношения с соседями как раздор в одной большой семье, которую поссорил злой сосед.

Видимо, на этом видении и основан их самый "выдающийся" проект - масштабный и до сих пор действующий, названный "Роль смешанных семей в урегулировании конфликта". Хотя вернее было бы назвать его "Роль секса в урегулировании конфликта". Авторы этой блестящей идеи агитировали грузин и абхазов вступать в смешанные браки и рожать детей, создавая тем самым задел для счастливого будущего двух народов.

По сути же смешанные браки оказались плодородной почвой, с которой многие общественные организации собирают богатый урожай в виде грантов. Грузии же казалось, что породниться с абхазами в буквальном смысле - значит получить возможность вернуться в Абхазию. Там действительно много смешанных грузино-абхазских семей, но это именно семьи, а не политические инструменты. И использовать их для решения политических задач своей страны грузинские народные дипломаты не смогут. Зато попытаются превратить их в "бренд", на котором можно заработать.