Аналитика

Приключения абхазов в Тбилиси

Невесту зовут Лика Гуния, она переехала в Грузию совсем недавно. Интервью каналу "Рустави-2" девушка дает на русском языке, так как пока еще не знает грузинского. В соседнюю страну Лика перебралась из-за своего возлюбленного Лаши Дарсания, за которого и выходит замуж. Счастливая история любви двух молодых людей, превращенная в прогрузинскую пропаганду.

Телеканалы говорят, что на свадьбе появится Михаил Саакашвили собственной персоной, и более того - выступит в роли тамады. Также в новостях сказали, что молодожёнам выделят квартиру в Тбилиси, что платье невесты будет выполнено в грузинском стиле с абхазскими элементами, и что они сыграют ещё одну свадьбу - "после деоккупации".

Живой абхаз в Тбилиси такая редкость, что каждый житель Абхазии, оказавшийся в этом городе, непременно будет замечен телекамерой и станет инструментом для грузинской пропаганды. Для того чтобы оказаться в руках агитпропа, достаточно пересечь Ингурский мост на границе между Абхазией и Грузией. В рамках стратегии вовлечения там уже стоит микроавтобус, который бесплатно повезет в экскурсию по Грузии. Про халявное застолье даже говорить не стоит: оно входит в абонемент.

Хорошо, что абхазская невеста не знает грузинского языка и не может понять и оценить все те глупости, которыми сыплют грузинские журналисты. Но обычно местные пиарщики лихо подставляют переехавших в Грузию абхазов. Например, без уведомления размещают их подпись под каким-нибудь обращением в адрес заблудшего "остального" населения Абхазии с призывом вернуться в грузинское лоно.

Многие годы в Тбилиси мечтают создать состоящее из абхазов антисепаратистское движение. Поэтому почти каждый, кто переехал в Тбилиси, побывал героем агитационных заявлений. Впрочем, обычно под такими обращениями подписываются подставные лица.

Например, в последнем воззвании к Абхазии с призывом опомниться и скинуть гнет русской оккупации, стоят исключительно абхазские имена. Среди них "Эсма Корсая". Людей с такой фамилией в стране немного, и не составило труда выяснить, что такого человека не существует.

Грузинская агитмашина не может остановиться, даже когда речь идет о жизнях людей. В Сакартвело хорошая и, по сравнению с Россией, относительно недорогая медицина. Часто бывают ситуации, когда из Абхазии в тбилисские клиники привозят пациентов, которые нуждаются в экстренном лечении. А пока человек лежит в реанимации, "министерство здравоохранения абхазской автономии" несет бред о спасении нации.

По заверениям грузинского эксперта Мамуки Арешидзе и абхазского чиновника в изгнании Гии Барамия, недавно наблюдался самый настоящий бум бегства абхазов в Грузию. Сообщается, что переходили они границу обходными тропами, спасаясь от зорких глаз абхазских боевиков и русских оккупантов. "Толстые женщины в черном несли на руках грудных детей, а рядом, с клетчатыми сумками, устало брели седые, исхудавшие мужчины. Лица их просияли, как только за широкой листвой эвкалиптов показалось полотнище грузинского флага" - примерно так рассказывают грузинские СМИ о бегущих от российской оккупации абхазах.

На самом же деле, крайне малая часть абхазов перебралась в Грузию. Один из редких примеров: сухумская семья - родители и две дочери-подростка - переехала в Тбилиси два года назад. И двигала ими отнюдь не попытка скрыться от грозных оккупантов. Родственники, живущие в Грузии, предложили им участие в бизнесе. А в Сухуме работал только глава семьи, и денег катастрофически не хватало. "Когда мы переезжали, в школе сказали, что едем жить в Омск. Действительно, не хотели лишних разговоров. Но сейчас все наши близкие знают, где мы живем, каждое лето приезжаем в Абхазию и не делаем из этого тайну" - говорит младшая дочь.

Этим людям повезло - они смогла избежать шумихи после переезда. Но совсем без внимания в Сакартвело их оставить не смогли. Фамилия главы семьи таки появилась под одним из шизофренических заявлений, какие пишутся в аппарате "верховного совета Абхазии в изгнании" А дети в школе, в начале учебного года, выслушали непонятную им речь педагогов на грузинском языке. В этой речи, как выяснилось, говорили о том, как они решились на столь отважный поступок - бегство в Грузию.

"Мы отказались в школе от посещения уроков абхазского языка не только потому, что знаем его лучше педагога, но и потому, что каждый раз не знали, будет урок или интервью с журналистами" - говорят дети.