Аналитика

Вместо конкретики Грузия приготовила женевскую загадку

Впервые вопрос о возобновлении перговоров был обнародован сразу после августовской войны. Но не получил своего продолжения. И вот теперь министр иностранных дел Сергей Шамба вновь вернулся к нему в беседе со специальным представителем генсека ООН Йоханом Вербеке.

Прежде, на протяжении более десяти лет, раз в неделю в Чубурхинджи собирался почти тот же состав. Россию представляли миротворческие силы. В повестке дня неизменно была ситуация в так называемой зоне безопасности (приграничные районы Гальского и Зугдидского районов). К существенным подвижкам переговоры не приводили. А приостановлены они были после спецоперации Грузии в Кодорском ущелье. Ей предшествовало то, что Эмзар Квициани (полпред Саакашвили в Сванетии) и его местные сторонники потребовали отставки глав грузинских силовых ведомств. Пригрозив в противном случае вооруженным восстанием. Тогда эти самые силовики провели превентивную военную операцию в ущелье, которое расположено в «вотчине» Квициани. После чего там и остались. Абхазия выразила протест против милитаризации приграничной зоны. Он не подействовал. Естественно, переговоры после этого продолжаться не могли.

Тбилиси категорически исключает возможность восстановления процесса четырехсторонних переговоров в Чубурхинджи и приводит свои аргументы - теперь связывая их с августовскими событиями. "Возобновление встреч в Чубурхинджи легализуют присутствие российских войск в Абхазии, - заявляет госминистр по вопросам реинтеграции Темур Якобашвили - Раньше встречи проходили в формате российских миротворческих сил, а теперь миротворческих сил не существует, а территория Абхазии оккупирована".

Якобашвили также отметил, что грузинская сторона приготовила к Женеве «вместо восстановления формата встреч в Чубурдхинджи свои предложения по вопросам безопасности на административной границе». Но какие именно - не пояснил.

Некоторые местные политологи усматривают такую логику грузинского руководства: возобновление переговоров в Чубурхинджи поставит под сомнение целесообразность пребывания наблюдателей ЕС на территории Абхазии.

12 декабря во время встречи с делегацией ООН Сергей Шамба предложил продлить мандат миссии ООН, но подкорректировать его, в частности, изменив само название (сейчас это «Миссия ООН по наблюдению в Грузии», а срок действия мандата истекает в феврале. Решение о продлении срока принимается раз в полгода).

По словам Шамбы, абхазская сторона положительно оценивает деятельность представителей ООН в стране, «в связи с чем официальный Сухум предлагает сохранить здесь практически все функции, которые до сих пор были закреплены за ООН».

Глава МИД отметил, что «некоторые корректировки необходимо ввести в связи с выводом Коллективных Сил СНГ из зоны конфликта и прекращением действия Соглашения о прекращении огня и разъединении сил от 14 мая 1994 года» (пока эти два факта в мандате не отражены), а также с учетом нового статуса Абхазии. По мнению Шамбы, попытки грузинской стороны выдавить ООН и ввести ЕС - неконструктивны. Он подчеркнул: «У Евросоюза нет такого опыта и возможностей, как у ООН, которые могут реально гарантировать безопасность».

Министр также сказал о необходимости «определить новые зоны ответственности с обеих сторон». По его словам, на грузинской стороне свои функции должны выполнять представители Евросоюза, на абхазской мониторинг будут осуществлять военные наблюдатели ООН.

Еще раз напомним категорическую позицию Тбилиси: наблюдатели ЕС должны работать на всей территории Грузии, то есть и в Абхазии, и в Южной Осетии.

Бескомпромиссность отказа от «варианта Чубурхинджи» политологи не разделяют. Так, директор международного центра по конфликтам и переговорам Гоги Хуцишвили считает, что с этой инициативой Сухума грузинские власти должны согласиться в том случае, если она не потребует участия в переговорах Абхазии в статусе независимого государства. И высказывает предположение: «Абхазы не хотят оставаться одни с Россией, поэтому настаивают на подключении к диалогу с Грузией третьей стороны».

Другой эксперт, Паата Закареишвили, отмечает, что необходимо безо всяких условий и оговорок согласиться с возобновлением переговоров в Чубурхинджи. Это, по его словам, будет способствовать стабилизации обстановки в Гальском районе.

«Роль России на этих переговорах сводится к минимуму, так как рассматриваются локальные региональные вопросы, а не политические», - цитирует Закареишвили агентство GHN.

Но какие бы комментарии сейчас ни звучали, совершенно ясно одно: судьба четырехсторонних переговоров в Чубурхинджи решится в Женеве.

Ирина Пташковская