Аналитика

Что ожидает Грузию: кризис, выборы или революция?

За выборами последовали акции протеста оппозиции, правда, не такие масштабные и радикальные, как в ноябре 2007 года. Да и народ, уставший от категоричных заявлений и слов, за которыми дела обычно не следовали, на призывы собраться на митинг уже откликался не очень охотно. Плюс к тому, все хорошо помнили, как правительство может расправиться с непослушными: у всех в памяти запечатлелись удушающий слезоточивый газ, дубинки, резиновые пули и струи холодной воды, извергаемой водометами.

Страсти после президентских выборов еще не утихли, а страна уже начала подготовку к внеочередным парламентским выборам. И опять активизировалась оппозиция, у которой на этот раз оставалась единственная трибуна для обозначения своих позиций - маленькая и вещающая в масштабах Тбилиси телекомпания «Кавкасия».

Хотя международное сообщество открыто упрекало правительство Грузии за отсутствие свободы СМИ, оно не пыталось как-то смягчить и изменить информационную политику основных вещающих на всю страну телеканалов.

Состоявшиеся 21 мая парламентские выборы основная масса оппозиционных партий объявила фальшивыми и нелегитимными и отказалась от работы в парламенте. Тем более что ожидания оппозиции не оправдались и правящая партия получила в новом парламенте абсолютное большинство (119 мандатов из 150). Первыми из оппозиционных партий в парламент решили войти христиан-демократы, заявив, что не имеют права не использовать парламентскую трибуну для выполнения данных народу обещаний. Вслед за ними от объединенной оппозиции отпочковались две политические силы - «Картули даси» и «Мы сами», лидеры которых стали депутатами.

Из партии экс-министра обороны Ираклия Окруашвили вышли Георгий Тортладзе и Георгий Цагареишвили и тоже получили депутатские мандаты. Объединенная оппозиция вначале заявляла, что каждый политик имеет право принимать решение относительно работы в парламенте самостоятельно, но впоследствии критика в адрес парламентской оппозиции усилилась, и сегодня парламентское меньшинство, состоящее из двух малочисленных фракций «Христиан-демократы» и «Сильная Грузия», именуют не иначе как сателлитами правящей партии и псевдооппозицией.

Лидеры объединенной оппозиции в день, когда вновь избранный парламент собрался на первое заседание, пришли к зданию законодательного органа и на глазах у собравшихся демонстративно разорвали свои депутатские мандаты. Тогда же было анонсировано намерение противников режима создать свой альтернативный парламент, но потом наступили летние каникулы, и это намерение так и осталось неосуществленным. Но лето 2008 года было слишком неспокойным.

Ситуация в конфликтных регионах Грузии с каждым днем все больше обострялась, населенные пункты подвергались интенсивным обстрелам, устраивались вооруженные провокации, и все это привело к началу, как потом признался президент Грузии, вооруженной операции по восстановлению порядка на неконтролируемых территориях.

В первые два дня этой операции звучали уверенные заявления, вроде того, что сделал командующий миротворческими операциями минобороны Грузии Мамука Курашвили: Грузия восстанавливает конституционный порядок на своей территории. После массированного удара со стороны России тон заявлений изменился, российскую сторону обвинили в открытой агрессии и аннексии территорий Грузии.

Грузинская непарламентская оппозиция, которая в дни войны объявила мораторий на критику властей, после подписания соглашения о прекращении огня и после того, как страсти поутихли, возобновила эту критику с новой силой. Если вначале Саакашвили обвиняли в том, что он поддался на провокации, устроенные Россией, то сейчас все больше звучат обвинения в том, что он сам развязал эту заведомо проигрышную для Грузии войну.

7 ноября непарламентская оппозиция провела масштабную акцию протеста у здания парламента, выдвинув властям основные требования: назначение на весну будущего года досрочных президентских и парламентских выборов, освобождение политзаключенных и обеспечение реальной свободы СМИ, включая возвращение телекомпании «Имеди» законному владельцу. Акция закончилась через несколько часов, хотя некоторые лидеры оппозиции и предупреждали, что на этот раз акции будут перманентными.

Оппозиция активизировалась и фактически не дала правительству даже отпраздновать 5-ю годовщину «революции роз», дело ограничилось визитом президента Польши, приемом в госканцелярии и посещением президентами Саакашвили и Качиньским Ахалгорского района, где была устроена вооруженная провокация. Саакашвили и Качиньский обвинили в обстреле их кортежа осетинскую и российскую стороны, но эти обвинения зарубежные СМИ не подхватили, а польские службы безопасности даже высказали версию, что провокация могла быть устроена Грузией.

Такое скромное празднование «революции» оппозиция приписала своим заслугам и своей активности и заявила, что в первый раз за последние годы «страну не заставили праздновать то, что ей не нравилось». Внутри самой оппозиции начались и пока не закончились процессы перегруппировки. Так, от объединенной оппозиции отошли примкнувшие к ней до парламентских выборов «Новые правые», которые вступили в альянс с республиканской партией. Лидер партии «Свобода» Константин Гамсахурдиа вместе с лидерами «Партии женщин» Гугули Маградзе и лидером традиционалистов Акакием Асатиани создал инициативную группу, с целью подготовить и провести выборы альтернативного органа - Народного собрания.

Экс-спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе окончательно ушла в оппозицию и в годовщину «революции роз» провела учредительный съезд своей партии «Демократическое движение - Единая Грузия». Экс-премьер Зураб Ногайдели анонсировал создание еще одной оппозиционной партии - «Справедливая Грузия».

За минувший год в Грузии трижды менялся состав правительства. Первый раз парламент утвердил новое правительство после президентских выборов 5 января. С опозданием на несколько месяцев, в начале ноября был утвержден новый кабинет министров с новым премьером Григолом Мгалоблишвили, но в начале декабря он сообщил о новых кадровых перестановках, и на этот раз были уволены сразу четыре министра и секретарь Совбеза, а спустя еще три дня отправлен в отставку и министр экономики.

Еще до этих кадровых перестановок стало известно, что подал в отставку постпред Грузии в ООН Ираклий Аласания. Многие уже рассматривают Аласания как будущего кандидата на пост президента. В ближайшее время в правительстве будут сформированы два новых министерства - министерство инфраструктуры и регионального развития и министерство исполнения наказаний, и парламент должен будет еще раз утвердить новый кабинет министров.

Непарламентская оппозиция считает, что правительство Саакашвили окончательно исчерпало все свои ресурсы и вывести страну из кризиса, в котором она оказалась после августа, не в состоянии. Она однозначно требует добровольной отставки правительства и назначения новых выборов. Это же требование поддерживает и Нино Бурджанадзе.

Между тем Михаил Саакашвили, который до этого молчал, неожиданно для всех провел две встречи с бизнесменами и в прямом телеэфире сообщил, что никаких досрочных выборов назначать не намерен. По его словам, новые выборы связаны с тратой серьезных денежных сумм, а этого Грузия в нынешнем состоянии, когда российская агрессия еще не закончена и когда весь мир охватывает финансовый кризис, позволить себе не может.

«Эти деньги лучше будет направить на решение социальных проблем», - считают президент и правящая партия. Угрозой финансово-экономического кризиса объяснил президент и свое решение об очередной кадровой перестановке в правительстве. По его словам, она была произведена с целью вливания нового опыта и новых сил в правительство, с тем, чтобы оно продолжило строительство модернизированного государства европейского типа, которое сумеет выйти из глобального кризиса вслед за остальной Европой.

Оппозиция называет заявления президента Грузии смешными и оторванными от реальности и заявляет, что правительство Грузии во главе с Саакашвили живет своей отдельной жизнью, а сама страна - своей нелегкой жизнью. Представители оппозиции (непарламентской) едины во мнении, что это правительство Грузии должно уйти, уйти добровольно и назначить выборы. Это решение создаст прецедент первой за всю историю независимой Грузии смены власти в стране конституционным путем. Причем, лидеры оппозиции почему-то уверены, что Саакашвили, несмотря на свои категоричные заявления, выборы все же назначит не позднее весны будущего года.

Мы вынудим его сделать это, примерно так заявляют оппозиционеры и добавляют, что выборы будут назначены под давлением, как со стороны оппозиции, так и со стороны международного сообщества. Если же выборы назначены не будут, оппозиция угрожает «более радикальными действиями», хотя революцией эти действия прямо и не называет и выражает надежду, что до радикализма дело не дойдет.

Между тем журналистка Ирма Инашвили утверждает, что в Грузии готовится новая революция, и готовит ее та же команда, которая устроила в свое время «революцию роз». Именно так она объясняет уход в оппозицию бывших соратников Саакашвили - Бурджанадзе, Кицмаришвили, Ногайдели. В этой же подготовке, по ее мнению, участвует и грузинская оппозиция, но стране новая революция ничего хорошего, по словам журналистки, не принесет, так как сам режим реально не изменится, а от перемены мест слагаемых сумма, как известно, не меняется.

Страну охватывает тяжелый политический и экономический кризис, и его признаки уже налицо, заявляют эксперты и оппозиционеры. Наилучшим выходом для разрядки и преодоления этого кризиса оппозиция считает выборы и приход к власти совершенно новой команды. Правительство думает иначе и считает, что перед угрозой кризиса все политические силы и все общество должны объединиться, потуже подтянуть пояса и совместными усилиями преодолеть трудности. Сколько продлится кризис, неизвестно. Президент Грузии предполагает, что кризис ощутимо даст о себе знать в начале будущего года и тяжелый период продлится около полугода, потом начнется этап подъема.

«Мы сумеем преодолеть этот кризис и даже построить современное модернизированное государство европейского типа», - уверенно заявляет Михаил Саакашвили и добавляет, что на период кризиса в стране не прекратится строительство домов и дорог, не будет отключаться электроэнергия, не развалится банковская система.

Эксперты и оппозиция считают, что президент Грузии в отношении экономики, так же, как и политики, делает нереальные и слишком радужные заявления и прогнозы с единственной целью - как можно дольше продержаться у власти.