Аналитика

Историки скрестили перья

На Кавказе, слава Богу, воцарился тот худой мир, который все-таки лучше доброй ссоры. Однако битва продолжается, хотя с помощью иного оружия: на сей раз перья скрестили историки.

Уважаемый осетинский ученый, опираясь на реальные документы, доказал, что Южная Осетия никогда не входила в состав независимого грузинского государства. Уважаемый грузинский ученый, опираясь на другие реальные документы, в свою очередь доказал, что Южная Осетия всегда была неотъемлемой частью Грузии.

Кому верить?

И ведь все будут правы!

История - это огромный сундук, в котором при желании можно найти факт на любой вкус. Ведь насколько сложна наша жизнь - а у предков она была еще сложнее. Ни самолетов, ни поездов, ни телефонов. Да что там - обыкновенной авторучки не было! Таблетка аспирина, снимающая жар, показалась бы чудом из чудес. И ведь жили, работали, строили свои города, разрушали чужие, одерживали победы, терпели поражения, и обо всем этом писали в летописях, каждый летописец по своему разумению. Да и вообще, историки тоже люди.

Когда распался Советский Союз, многие идеологи вновь образовавшихся государств потратили уйму сил и времени, убеждая, что на данном участке суши именно их народы коренные, а прочие - оккупанты, обязанные уступить коренным и власть, и землю, и гражданские права. Ладно бы только политики спорили, кто из них кореннее. Так ведь миллионы рядовых людей втягивались в эту лукавую полемику, в результате которой щедро лилась кровь - и в Фергане, и в Карабахе, и в Приднестровье, и на Северном Кавказе, и в Абхазии, и, между прочим, в Южной Осетии, где она пролилась и сейчас.

Я глубоко уважаю историческую науку - она помогает нам извлечь из прошлого необходимые уроки. Но не могу принять историю партийную, патриотическую, отягощенную еще какими-нибудь хитроумными определениями - такая история питается кровью моих современников.

Выискивать права ныне живущих людей в давнем прошлом дело совершенно безнадежное. Запутаемся. Возьмем хотя бы актуальное нынче Причерноморье. Кто тут коренной? Половцы, печенеги, хазары, скифы, греки, римляне, загадочные гунны, легендарные аланы, грузины, абхазы, турки, татары, русские, украинцы? А были, если помните, еще и монголы, создавшие колоссальную империю от Китая до Венгрии - они ведь тоже могут на этом основании предъявить хозяйские права на две трети Евразии.

Наши предки по разным причинам меняли территории обитания, ходили походами то на Запад, то на Восток, осваивали новые земли, на которых и до этого освоения кто-то ведь жил. А потом и сами, вместе с землями, оказывались «освоенными» очередными покорителями бесконечных пространств. И когда политики, успешно делающие большую карьеру на этнических конфликтах, уверяют, что они просто восстанавливают историческую справедливость, борясь с пришлыми оккупантами и возвращая исконные права коренному населению, они лгут. Ведь коренной житель - это всего лишь предпоследний оккупант: он когда-то тоже пришел не на пустое место.

Уж если мы хотим восстанавливать историческую справедливость, необходимо определить, с какого времени начинается история. А как установить исходный рубеж?

Примем за точку отсчета эпоху Александра Македонского? Пожалуйста! В этом случае весь Ближний Восток, Египет, Иран и даже часть Индии надо вернуть законным владельцам - грекам.

Передвинем колышек во времена хана Батыя? Почти все эти земли и много иных станут частью нынешней Монголии. Умело перемещая во времени нулевой километр истории, Россия вполне может предъявить свои права на Варшаву, а Польша на Москву - ведь стоял же в начале Семнадцатого века в Кремле польский гарнизон.

Мой давний друг Фазиль Искандер однажды написал, что подлинный хозяин земли тот, кто ее сегодня обрабатывает. Эта мысль кажется мне очень точной. Любая попытка под любыми предлогами прогнать с земли земледельца, а из города вытеснить горожанина, приводит не только к большой крови, но и к большой разрухе. Развалить сложившийся уклад жизни необычайно легко, а вот заменить его чем-то иным фантастически трудно.

Примеры тому долго искать не придется.

В новостях сообщили: в африканской стране Зимбабве выпущена денежная купюра достоинством в двести миллионов местных долларов. Мировой рекорд! И купить на эту бесценную бумажку можно шесть килограммов хлеба. В стране голод, да еще и началась холера. А ведь Зимбабве была страной с развитой экономикой, житницей Южной Африки.

Что же случилось?

Да ничего уникального: просто местный диктатор, в преддверии выборов заискивая перед ропщущим электоратом, решил, так сказать, сыграть на «патриотике» - отобрать земли у белых фермеров, праправнуков тех, кто, действительно, когда-то пришел в эти края с оружием, и отдать их более коренным. Отобрать было просто: армия своя и полиция своя. А вот наладить производство на опустевших пространствах не получилось, и процветающая страна быстро погрузилась в нищету, став одной из беднейших на планете.

Не старайся отомстить соседу - отомстишь себе...

Для любого человека, сколько бы лет ему ни было, вполне естественно любить, по популярной песенке, и картинку в своем букваре, и верных товарищей, живущих в соседнем дворе, и песенку матери, и вид из окна, и дом, и всю округу - короче, то, что называют малой родиной. Столь же естественно любить свой язык, свою культуру, свою страну и всех ее граждан, которые все вместе как раз и составляют народ.

Но любить свое правительство и, вообще, власть? А это с какой стати?

Правительство, согласно Конституции и всем законам, Божеским и человеческим - всего лишь нанятые управленцы, чья обязанность выполнять желания обычных людей. Поэтому любить государственного чиновника так же странно, как любить сантехника или врача районной поликлиники. Хорошо выполняет свои обязанности - уважаем. Но любить, наверное, надо лишь в том случае, если этот чиновник ваш сын, муж, брат или сват.

Рядовые люди не затевают войны, не зарятся на чужую землю и не рисуют на картах государственные границы. Эти границы чертят и многократно перечерчивают только крупные чиновники, короли и президенты. От нас их деятельность не зависит. От нас зависит другое - следить, чтобы при очередном межевании ни один дом не был разрушен, ни один огород вытоптан, ни один сад вырублен и, главное, ни одна новая могила не появилась на местном кладбище.

Леонид Жуховицкий