Аналитика

Джорджия, родства не помнящая

Великая борьба грузинского руководства за тотальную независимость от России в чем-то даже умилительна. Остервенение, с которым власти Сакартвело выжигают с тела своей страны все, что хоть как-то может напомнить о северном соседе, приводит на память цитату из фильма "Обыкновенное чудо" - "Я три дня гналась за вами, чтобы сказать, как вы мне безразличны". Ненависть к России уже перехлестнула ту черту, когда без заклятого врага становится практически невозможно жить, потому что теряется сам смысл жизни.

О том, насколько грузинскому руководству дорога эта борьба с призраком российского присутствия, свидетельствуют жертвы, щедро приносимые режимом Саакашвили на алтарь эпической битвы: повальное избавление от "советчины", сплошное переименование всего, что имеет хоть какое-то отношение к России. Михаил Саакашвили отрекся даже от собственного имени и стал Михеилом-Михейлом, лишь бы насолить проклятой России.

"Проклятая Россия" тем временем оскорбительно-равнодушно не замечает все немыслимые старания грузинских властей и никак не может проникнуться тем невероятным безразличием, которое они к ней питают. Но вместо того чтобы образумиться и прекратить домогаться российского внимания, власти Сакартвело день за днем продолжают свой "боевой подвиг", надеясь, что Москва все-таки его оценит и очень огорчится из-за грузинских демаршей. И в попытках достичь заветной цели они в самом деле готовы на все.

Очередной закланной жертвой стало само имя Грузии. У Михаила Саакашвили оно накрепко ассоциируется с Россией. Историческая реальность, согласно которой это название восходит к древнейшим сирийским корням, может идти лесом: раз Грузию Грузией называет Россия и ряд стран постсоветского пространства, то придется хоть в лепешку расшибиться, но заставить весь мир отказаться от этого названия. И заменить его на современную, политкорректную и предельно нерусскую "Джорджию".

"Мы будем продолжать наши усилия в этом направлении. Мы добьемся того, чтобы все отказались от старого названия Грузии, заменив его новым - Georgia", - заявила замминистра иностранных дел пока-еще-Грузии Нино Каландадзе.

Чуть менее дурацким, но зато гораздо более логичным стало бы требование, чтобы, уйдя от Грузии, мир перешел на Сакартвело. Тогда можно понять, что маленькая, гордая страна готова требовать от всей Земли настоящего признания своей идентичности. Но переименование в Джорджию звучит настолько холуйски, что, право слово, становится крайне неловко за грузинские власти. Потому что сейчас их "заява" читается, грубо говоря, так: "Мы больше не хотим лизать российские сапоги, нам нравится лизать американские". Вариант не лизать ничьих сапог вообще, судя по всему, в гордые головы попросту не приходит.

Весь мир, откровенно крутит пальцем у виска, слыша новые грузинские претензии. Переименовывать Грузию в Джорджию отказались даже братья по антироссийскому настрою, прибалты. Ошарашена и Польша, которую традиционно сложно заподозрить в любви к России. Дело не в том, что кто-то особенно крепко обожает Кремль или трепещет перед ним. Собственно, вопрос стоит так: а кто будет платить за грузинскую прихоть, и зачем всему миру столько головной боли?

"В польском языке слово "Грузия" уже укоренилось. На протяжении многих лет у Грузии и Польши были контакты. И во многих текстах, исторических документах, учебниках, правительственной документации используется именно этот термин. Поменять его будет очень трудно", - заявила сотрудница польского посольства в Грузии Магда Новаковска. Конечно, это тебе не улицу в Тбилиси в честь Леха Качиньского переименовать.

Очень трудно, а главное - зачем? Чтобы успокоить грузинские амбиции? Но в нынешнем геополитическом пространстве сложно найти страну, которой выгодно бы было заискивать перед Грузией. Любезность ей, правда, оказала Южная Корея, согласившаяся перейти на новый лад, но это, скорее, исключение из правила, чем само правило. Чтобы досадить Кремлю? Ну разве что. Но в этом случае Грузия вновь оказывается заложницей своей вечной российской зависимости: даже переименовывать ее будут не из любви к Тбилиси, а из желания вставить небольшую шпильку Москве. И обиднее-то всего, что именно небольшую, потому что России нет особого дела, как зовется маленькая кавказская страна.

С позиций здравого смысла переименование вообще бесполезно. "Я, честно говоря, не понимаю, какой в этом смысл с политической точки зрения. Какая разница в том, как будет нас называть, к примеру, Польша - "Georgia" или Грузией?!", - заявил академик Давид Мусхелишвили. И добавил, что сам термин "Грузия" - древнейший, он происходит от сирийского названия Грузинского Царства "Гурзани". Охота же президенту Саакашвили отказываться от собственных корней, подменять их дурновкусным новоделом, чтобы избавиться от призрака России. Президент, уже утерявший имя, ведет к тому же и свою страну, желая вместе с ней стать "Иваном, родства не помнящим". Чисто русское выражение, кстати сказать.

Тем более что даже эта всегрузинская борьба, о которой голосят на весь мир, на самом-то деле выходит традиционным грузинским пшиком. Потому что в Грузии все только делают вид, что что-то меняют. Казалось бы, уж на что показателен Тбилиси, вот где бы развернуться Саакашвили, "очистив" город от всех "русизмов". Но то ли местное раздолбайство, то ли лень, то ли общее понимание бесполезности президентских начинаний приводят к тому, что нецентральные улицы как носили, так и носят русские названия, написанные на русском языке. А показуха переименования затронула только центр.

Но все равно горько и тошно глядеть на потуги режима Саакашвили "подвесить" страну в воздухе, полностью вышибив у нее из-под ног славное прошлое, запечатленное в том числе и в названии. Может быть, следующим шагом президент предложит совершить самоубийство всем грузинам, рожденным при СССР и имеющим общую с Россией историю? Или, чего уж там, всем, помнящим о взаимоотношениях с Москвой до августа-2008? И получится из Сакартвело этакий остров "повелителя мух", где будут расти только "послевоенные" дети.