Аналитика

Запад наступил на грузинскую мозоль

ограничением демократических свобод и массовой фальсификацией выборов в целях удержания влияния. И теперь стагнация демократии грозит грузинскому лидеру утратой легитимности.

Буквально на днях госсекретарь США Хиллари Клинтон обругала лидера Сирии Башара Асада и обозвала его нелегитимным. Видимо, ливийская операция НАТО, которая трещит по швам, словно рубашонка на выросшем младенце, окончательно подкосила нервы Вашингтона. Ближний Восток оказался не столь уступчивым, как предполагалось, нефть свою отдавать за мифическую демократию не желает, и вообще, ведет себя, как вздумается. Тут-то под руку и подвернулась Грузия, с которой Белый дом уже возится по инерции, а бросить боится, поскольку все еще надеется на некий профит от вложенных инвестиций. Однако Тбилиси во главе с Михаилом Саакашвили, который совсем потерял голову от собственной важности, стремительно теряет доверие в связи с отсутствием демократического прогресса в стране.

Действительно, международные организации с каждым годом улучшают показатель Грузии во всевозможных рейтингах, где она, можно сказать, блистает среди прочих государств на постсоветском пространстве, но даже это не спасает кавказскую республику от болтания в конце общего списка. Перемены к лучшему бросаются в глаза любому, кто видел Грузию до 2003 года, но этого так мало, чтобы эти изменения дали ощутимый рост экономики и доходов населения, большая часть которого по-прежнему живет за официальной чертой бедности. Постоянная геометрически прогрессирующая инфляция и недостаточное количество прямых иностранных инвестиций снижают шансы реального роста, самого главного обещания правящего Единого национального движения - превратить государство в Сингапур. Окрыленный поддержкой Соединенных Штатов, которые без устали вливали в Сакартвело доллары, Михаил Николозович закатал рукава и взялся за реформы. Но они осуществляются жестко, в форме шоковой терапии, без разработки серьезных программ социальной реабилитации, что косвенно способствует расцвету коррупции, слиянию политических элит с преступным миром, а также ростом противозакония вообще.

Сейчас даже американская администрация понимает: Мишико нужно прогнать как можно быстрее, но самое смешное в том, что руками Белого дома в Грузии были уничтожены все оппоненты действующего лидера. Опять-таки купленное расположение нескольких политических партий получило громкое название "парламентская оппозиция", но от перемены мест слагаемых сумма, как известно, не меняется. Однако личная арифметика господина Саакашвили оказалась на удивление верна: два президентских срока он держал страну в таком страхе, что майские акции протеста хоть и обернулись драмой, но не привели ни к какому результату. Сегодня замены человеку, жующему галстуки, нет.

Немалая вина за автократию с демократическим душком лежит и на Европейском союзе. Авторитарные действия Тбилиси могут навредить отношениям с Западом, но ЕС, который вдруг вздумал начать активно играть роль медиатора на Кавказе, продолжает мешать кашу, заваренную Вашингтоном. Хотя мог бы занять собственную позицию по данному вопросу. Уже почти двадцать лет Брюссель все выжидает и определяет собственные геополитические цели. Но вовлечение континентального объединения в урегулирование конфликтных ситуаций в регионе ограничивается декларативными заявлениями, за которые Тбилиси хватается, словно утопающий за спасательный круг.

Как можно увидеть, завидную активность Евросоюз проявляет только в отношении Азербайджана, Армении, Турции и непризнанного Нагорного Карабаха. Ресурсы Каспия не дают спокойно спать Брюсселю, поэтому он и вертится, как уж на сковородке, чтобы умаслить Анкару, Баку и Ереван. Даже регулярно нарушаемые права человека в стране Гейдара Алиева никого не смущает. А вот как разрулить ситуацию с Россией, которая мигом принудила Грузию к миру и в двухнедельный срок признала Абхазию и Южную Осетию - он не имеет совершенно никакого понятия. Франция еще с начала 90-х годов влезла на Кавказ в качестве сопредседателя Минской группы ОБСЕ, но воз и ныне там.

Вооруженный конфликт в августе 2008 года привел на Западе к серьезной дискредитации грузинской политики "исключения и изоляции", а не активного сотрудничества без фактического признания. Но европейцы вообще задним умом крепки, так что оценка политической ситуации зачастую происходит тогда, когда изменить нечто бывает весьма затруднительно.