Аналитика

Грузинская Фемида с протянутой рукой

В Грузии любые планы даже самых незначительных перемен всегда выглядят грандиозно. Вот и реформа судебной системы преподносилась обществу как нечто великое. Но вчера выяснилось, что на практике осуществлены лишь косметические, технические изменения. Основу существующей в стране системы - а это зависимость суда от властей - трогать никто не собирается. Сейчас неподходящее время: идет ловля тысяч шпионов, и в этой ситуации не до справедливого суда. Важно сажать людей быстро и надолго.

И, тем не менее, каковы же позитивные итоги реформы судебной системы, о которых с таким удовольствием вещает Совет юстиции? Самое главное: законом установлен бессрочный режим пребывания судьи на своей должности. Теперь служители Фемиды теоретически не столь зависят от властной конъюнктуры и могут быть более независимыми в своей деятельности. В принципе, в международной практике несменяемость судей действительно является одной из главных гарантий их независимости. Но у грузинского правосудия столько проблем, что даже мировой опыт вряд ли в целом скажется на раскладе. Это в демократических государствах власть может повлиять на суд только путем назначений и смещений судей, не имея никаких других рычагов воздействия. В Грузии же правящая верхушка прессует судей десятками способов, вынуждая быть в подчинении прокуратуры. Это, в первую очередь, давление на членов семей, угрозы создать разные проблемы детям и другим родственникам, если не будет принято то или иное решение.

Таким образом, власти, для которой суд является не более чем карательным инструментом, принцип несменяемости судей не мешает. Принявший "неправильное" решение судья останется сидеть на своем месте, зато в тюрьму за что-нибудь попадет его сын или дочь.

В судебной реформе есть и ряд других "революционных изменений", о которых на вчерашней встрече с экспертами и дипломатами вещал секретарь Верховного совета юстиции Валерий Церцвадзе. В частности, установлен новый регламент обращений граждан в суд, который предусматривает упрощение процедур и борьбу с коррупцией. Соответствующие изменения были внесены в административный и административно-процессуальный кодексы.

Ну вот, собственно, и весь список результатов реформы. Специалисты назвали все эти успехи техническими результатами, которые никак не повлияют в целом на эффективность судебной системы. По крайней мере, ни свободы, ни прозрачности в ней как не было, так и не будет.

Жизнью в Грузии правит так называемое процессуальное соглашение. На практике это выглядит следующим образом. Гражданина арестовывают по обвинению в совершении того или иного преступления. Гражданин нанимает адвоката, а тот рассказывает ему, каков процент оправдательных приговоров в судебном производстве. Узнав, что его шансы вернуться на волю составляют всего 0,2 процента, гражданин приходит в отчаяние. Но тут ему на помощь спешит государство - и говорит: "Подпиши процессуальное соглашение и окажешься на свободе". Все, что требуется для подписания этой бумаги - признать свою вину. И можно сразу выйти под залог и подписку о невыезде. Уголовное дело же остается в архиве, и, может быть, когда-нибудь по нему вынесут какое-нибудь решение. Адвокаты, как правило, пытаются убедить клиентов в том, что заключить процессуальное соглашение и признать свою вину - лучший выход. Ведь гражданин, который проявит упрямство и будет полон решимости доказать свою невиновность в суде, практически обречен. Суд не выносит оправдательных приговоров, он просто подтверждает тезисы обвинения. Поэтому судом в Грузии работает прокуратура. Ее обвинительные заключения, по сути, и являются приговором.

Зачем нужна эта система? В Грузии хоть и часто шпионов ловят, но основной удар системы направлен на бизнес, а точнее, на выколачивание из него финансов. По мнению международной организации Transparency International, в стране наряду с довольно низкими налогами существует так называемое "параллельное налогообложение". Налоговики, которых грузины боятся не меньше департамента конституционной безопасности, найдут в бухгалтерской отчетности даже самого законопослушного предприятия маленькие погрешности и выпишут штраф, с лихвой компенсирующий государству налоговые поблажки.

Когда речь идет о больших суммах, в дело вмешивается прокуратура, открывается уголовное дело, предпринимателя сажают, он подписывает процессуальное соглашение, выходит на волю, но сначала признает свою вину и выплатит сумму, которую с него потребуют. Вот такой государственный рэкет.

Суд в Грузии не просто не является прозрачным и свободным. Он полностью подконтролен прокуратуре. Эксперты говорят, что судьи даже не вникают в суть уголовных дел, они только пачками штампуют ордеры на аресты по запросу прокуроров.

Судебная система очень органично вплетена в систему государственного террора, утвердившуюся в Грузии. Это оформитель решений власти. Поэтому как бы ни хотелось международным организациям, никаких настоящих реформ суда грузинские власти проводить не будут. Все, что они могут сделать - это косметические изменения, чтобы оправдать большие финансовые вложения международного сообщества во имя торжества справедливости в стране.