Аналитика

Снайпер-убийца: если заказ, то чей?..

Министр по вопросам реинтеграции Грузии Темур Якобашвили заявил, что Москва пытается спровоцировать Тбилиси на вооруженный отпор.

Комментируя убийство полицейского в селе Кновели, он сообщил 16 января в эфире телекомпании "Имеди»:

«То, что сегодня случилось - это государственный террор со стороны России. Мы ожидаем еще больше провокаций в этом регионе, но Грузия сохранит спокойствие и не собирается начинать широкомасштабную военную операцию с Россией». И при этом подчеркнул, что ожидает новых провокаций.

Ничуть не сомневаясь в истинности своих тенденциозных представлений, Якобашвили, судя по публикации abkhazeti.info, пошел на глобальные обвинительные обобщения: «Очевидно, что у России ничего больше не остается, кроме как заниматься провокациями в Грузии, Украине, Европе и в остальных местах мира», - сказал он.

Напомним: по информации МВД Грузии, утром 16 января с территории Южной Осетии был производен выстрел. Пуля попала в находящегося на балконе здания отделения полиции в селе Кновели Мамуку Кухниашвили. В результате 27-летний сотрудник краевой полиции региона погиб на месте. Его тело отвезли на экспертизу в Гори, где и заключили, что Мамука Кухниашвили был убит из снайперской винтовки с глушителем.

Далее последовал ряд громких заявлений официальной Грузии с таким лейтмотивом: Москва «заказала» полицейского, чтобы дестабилизировать обстановку в этой стране.

Премьер-министр Григол Мгалоблишвили назвал погибшего «очередной жертвой российской агрессии». И выразил свои соболезнования его семье. Министерство иностранных дел Грузии в очередной раз потребовало ввести в конфликтные регионы международных наблюдателей. Для чего? Разумеется, чтобы «остановить целенаправленные провокации со стороны российских оккупантов и контролируемых ими марионеточных режимов». А еще, продолжала цитировать «Наша Абхазия», «для создания крепких гарантий безопасности, для пресечения подобных террористических актов...».

Внешнеполитическим ведомством приводились такие данные: за последние два месяца это уже одиннадцатый грузинский полицейский, убитый с сопредельной территории.

Затем, как выяснилось, «бесспорность» суждений премьера очевидна и для миссии ЕС в Грузии. Категорическое изречение главы этой миссии генерала Жиля Женвье привела «Газета»: "Этот факт является недопустимым нарушением соглашения о прекращении огня между Грузией и Россией».

На опровержение официальных лиц Южной Осетии - ноль внимания. Оно, по логике наблюдателей ЕС, видимо, не заслуживает доверия. Между тем, министерство обороны ЮО мало того, что назвало через свою пресс-службу утверждения грузинского МВД не соответствующими действительности и провокационными. Были приведены и вполне убедительные аргументы.

Такие, например. Ближайшие к Кнолеви приграничные осетинские посты находятся от него в 4-5 км. «И даже снайперский выстрел на такое расстояние физически невозможно произвести».

Хотя сам факт гибели полицейского военный комендант Южной Осетии полковник Анатолий Тарасов подтвердил. Это следует из его слов, опубликованных ИТАР-ТАСС: российские военнослужащие проводят в Южной Осетии мероприятия по недопущению обострения обстановки после убийства грузинского полицейского в населенном пункте Кнолеви Карельского района Грузии.

Имеются, вероятно, в виду действия подразделения, о прибытии которого рассказал изданию newsru.com начальник краевого управления Шида Картли МВД Грузии Владимир Джугели. Мол, 16 января российский вертолет в течение нескольких часов патрулировал район села Кнолеви. А потом высадил на сопредельной территории Южной Осетии полтора десятка десантников.

Далее сам же Джугели уточняет: «Российская сторона перебросила десант после того, как мы сообщили, что утром в селе Кнолеви в результате стрельбы, осуществленной из оккупированной территории, погиб грузинский полицейский». По его словам, десант находился в районе приблизительно 20 минут. Какие действия он там осуществил, пока неизвестно.

Если снайпер руководствовался не каким-то личным мотивом, а исполнением заказа, то убийство, совершенное с территории Южной Осетии, согласитесь, выглядит очень демонстративно. Поневоле приходит мысль о бесхитростно созданном поводе для очернения российских военных. И о том, кто в действительности был заказчиком.

Ну, а упомянутые полковником Тарасовым «мероприятия по недопущению обострения обстановки», быть может, связаны и с розыском настоящего снайпера-убийцы?..

Сергей Чайкин,

Владимир Сенин