Аналитика

На чьей стороне правда в информационной войне

26 января грузинские власти по каналам местного телевидения сообщили, что российские военные изымают в некоторых районах Абхазии и Южной Осетии грузинскую валюту. Парламентарии вновь заговорили об экономической аннексии «в самопровозглашенных республиках».

«Грузия, - негодовал в эфире грузинского радио «Коммерсант» председатель комиссии по восстановлению независимости Шота Малашхия, - при поддержке международных организаций должна провести мероприятия против российских банков и компаний, которые заняты отмыванием денег». Имея в виду 20 российских банков, которые действуют на территории Абхазии и Южной Осетии.

И конкретизировал программу репрессивных мер. Мол, во-первых, против руководителей действующих незаконных бизнес-структур должно быть возбуждено уголовное дело и посредством Интерпола надо объявить их в розыск. Во-вторых, к ним должны быть применены штрафные санкции».

Заодно Малашхия похвалил закон об оккупированных территориях, принятый парламентом в октябре прошлого года. Таковыми объявлены Абхазия и Южная Осетия. И к ним применяется особый правовой режим.

В частности, законом предусмотрен ряд правовых, экономических и политических ограничений. В том числе в отношении частной собственности. Так, любая сделка по ее купле-продаже является недействительной. Введены также серьезные ограничения на инвестиции в конфликтные регионы и на экономическое сотрудничество с ними.

Правда, экономические санкции в виде штрафов к нарушителям этого закона (например, к российским компаниям, которые позволяют себе работать на «оккупированных территориях») грузинским властям пока ни разу не удалось применить. Как правило они довольствуются письмами о помощи к международному сообществу. И не случайно слова об «экономической аннексии» прозвучали из уст Малашхия накануне открывшейся 27 января зимней сессии ПАСЕ в Страсбурге, в повестке дня которой значатся два доклада относительно грузино-российских отношений.

Однако эффекта, на который рассчитывали авторы упомянутого выше информационного выброса, не получилось, да и получиться не могло.

Дело в том, что грузинские власти, теле- и радиоканалы акцентировали внимание на том, что особенно строгому контролю «российских оккупантов» подвергаются жители Гальского района и люди, переходящие через мост Ингури. Мол, русские военные проводят рейды и, угрожая оружием, отбирают у людей грузинскую валюту.

Гальский район, хоть и является частью Абхазии, считается зоной особого контроля - именно здесь большую часть населения составляют грузины, сюда, по договоренности сторон, вернулись грузинские беженцы.

Но даже в Национальном Банке Грузии (НБГ) заявили, что никакой информацией относительно изымания из оборота грузинской национальной валюты в Абхазии не располагают.

То же радио «Коммерсант» приводит свидетельства жителей Гальского района, на условиях анонимности. Все говорят об одном: "У нас лари самая ходовая валюта, ею пользуются и абхазы. У нас лари никто не отбирал».

Министр иностранных дел этой республики Сергей Шамба дал в прессе такой комментарий: грузинская национальная валюта «на территории абхазской республики запрещена по логическим причинам, и в случае выявления подобных фактов реакция абхазских правоохранительных органов будет такой, какой требует закон». Но для Гальского района сделано исключение: там «по-прежнему пользуются грузинской валютой».

Так что эту «боевую СМИ-операцию» в Тбилиси проиграли. Кстати, любопытно, что выражение «информационная война с Россией» там используют практически официально. Его не раз можно было услышать из уст парламентариев, да и самого президента Саакашвили.

И еще. 21 января в местном интернет-издании «Новый регион» сообщалось: «Эксперты обсудят с президентом Михаилом Саакашвили стратегию в информационной войне между Россией и Грузией».

До этого тот же вопрос обсуждал Антикризисный совет, который возглавляет оппозиционный депутат от фракции "Сильная Грузия" Гия Тортладзе. Любопытна полярность оценок, высказанных по поводу результатов информационной войны. Представители оппозиции считают, что Грузия потерпела поражение. А «правительственная команда» настаивает на обратном: Грузия победила, приводя неотразимый аргумент - "так как правду победить невозможно".

Ирина Пташковская