Аналитика

Предвыборные гонки по правилам и без

GTimes следит за политической жизнью Абхазии и Южной Осетии. 25 марта осетинам предстоит заново выбрать президента, а в Абхазии в начале апреля будут избирать парламент. Предвыборные кампании - время жатвы для политтехнологов. Но именно в этих кавказских республиках их деятельность бывает на редкость малоэффективной. Чтобы разобраться, почему так происходит, мы обратились за помощью к экспертам.

Яркие флаги, эффектные лозунги, мерзнущая на холоде молодежь - все это всегда сопровождает выборные кампании в российских регионах. А еще выборам сопутствует слив компромата, заказные опросы, а иногда и сжигание чучел оппонента. Все это - приемы, широко принятые в России, и не только в ней. Когда выборы в Абхазии и Южной Осетии стали проходить на конкурентной основе, сюда немедленно были импортированы давно знакомые и понятные технологии. Но здесь они оказались бессмысленны. GTimes пообщалась с экспертами, знакомыми с абхазскими реалиями. Они попытались ответить на вопрос, почему политические технологии, уже давно хорошо отработанные, оказываются неэффективны не только в Абхазии, но, как показала последняя президентская кампания, и в Южной Осетии.

Андрей Гаврилов, социолог, известный в московской среде политических консультантов. Он работал в штабе одного из кандидатов на выборах Абхазии еще в 2009 году. Там он столкнулся с совершенно неожиданными для себя реалиями.

"Выборы в Абхазии, и, в принципе, в Южной Осетии - это не выборы в России. Если в России общественное мнение определяют СМИ, то там пресса ничего не определяет. Погоду делают межличностные отношения и прямые личные контакты", - говорит Гаврилов.

Таков главный вывод разобравшихся в ситуации российских технологов. Абхазия, а еще больше Южная Осетия - страны, где нет массового общества по простой причине: слишком мало людей. И уровень межличностных связей определяет все. Соответственно, у СМИ нет роли посредника между политиками и простыми людьми. Говоря проще, любой крестьянин может пойти к кандидату в президенты и прямо задать ему свой вопрос.

"Заезжие технологи могут управлять СМИ или определять характер агитационных материалов, но заниматься политикой клановых взаимоотношений - не уровень привлеченных технологов. Поэтому выборы в Абхазии проходят как в небольшом городке в России (даже не области). Первая задача у российского пиарщика - поднять известность. В кавказских республиках такая задача не определяет исход кампании", - продолжает рассказывать нам Андрей Гаврилов.

В Абхазии Гаврилов проводил полевые исследования, стараясь сформировать команду, способную проводить социологические опросы. К его чести надо сказать, что он смог добраться даже до отдаленных сел, где живут по несколько сот человек. Но учился он абхазским реалиям на собственных ошибках. До него этой работой никто не занимался, не у кого было позаимствовать опыт. Например, в соответствии с правилами проведения соцопроса, после того, как респондент ответит на все вопросы, ему оплачивают затраченное время. Гражданам Абхазии платили по 500 рублей. А поскольку все знали, кто из кандидатов привез российских специалистов, то эти выплаты были восприняты как подкуп избирателей. Попытка провести опрос закончилась в управлении милиции одного из регионов республики.

Социологи перечисляют проблемы, сопутствующие проведению опроса в кавказских условиях. "Сложности выстраивания поля, большой уровень неформальных договоренностей. Трудно работать с ньюсмейкерами, они не хотят говорить. А также неформальность в вопросах правового поля и связанные с этим опасности работы", - говорит социолог.

Самая большая проблема любого исследования общественного мнения в Абхазии и Южной Осетии - отсутствие необходимой статистики. Социологическое исследование - это определенная процедура, соблюдение которой дает надежду на достоверность получаемого результата. Но если нет статистической базы, опираться абсолютно не на что. Это работа вслепую.

- Можно ли из всего этого сделать вывод, что работа российских специалистов на абхазских или осетинских выборах бессмысленна?

- Не совсем. Самостоятельная работа замкнутого цикла невозможна. Только совместная работа с местным штабом в формате "консультант плюс местный руководитель направления". Консультант должен выступать не в качестве ответственного, а как человек, который видит перспективу. Более всего полезны российские специалисты в области визуальной политической рекламы - это дизайн и связанные с этим вопросы. Россия в этом отстает от Европы, но Абхазия отстает еще сильнее. В вопросах исследований также совершенно точно нужны приезжие, ведь для исследовательской деятельности необходимо растить школу. В вопросах полевой деятельности - с оговорками. С одной стороны, приезжим проще командовать агитаторами. С другой, сложности работы с полем чужака очевидны. Проблема идеологии и креативного блока как такового - это, пожалуй, самое слабое звено. Тут для русских требуется определенный опыт работы", - считает Андрей Гаврилов.

В другое время, но опять перед очередными президентскими выборами, свой социологический опрос в Абхазии решило провести чешское агентство Medium Orient. Эта работа никак не была связана с выборами, а ставила целью ответить на вопрос - каким видят будущее своего государства жители страны. Руководитель проекта Ислам Текушев в интервью GTimes рассказал об особенностях работы в маленькой кавказской стране.

"Данные социологических исследований, которые мы получили в ходе работы, являются уникальной информацией, позволяющей выявить отношения населения Абхазии к Грузии, к России и западным странам, а также к будущему данной территории. Вместе с тем стоит отметить, что проведение опроса сопровождалось значительными трудностями на всех этапах исследования. На первоначальном этапе нам сложно было выработать методологию исследования, так как на момент проведения опросов в Абхазии не было статистических данных о численности и этническом составе населения. Существующие данные либо были безнадежно устаревшими (перепись населения 1989 года), либо признанные недействительными (перепись населения Абхазии в 2003 году). Опираться на эти переписи населения было весьма рискованно, поэтому мы совместно с центром "Зеркало" (Душанбе) разработали специальную методологию, которая позволяет осуществлять репрезентативную выборку в таких условиях", - говорит Текушев.

-Какие еще проблемы были в вашей работе?

- Другим неожиданным фактором, осложнившим нашу работу, явились выборы. Дело в том, что срок проведения нашего опроса совпал с предвыборной компанией в президенты Абхазии. Люди принимали наших интервьюеров за агитаторов, которые работали на стороне того или иного кандидата в президенты Абхазии в те дни. Это значительно усложняло проведение опроса. Люди часто отказывались открывать двери, принимая нас за агитаторов. Однако, несмотря на эти сложности, нам все-таки удалось провести опрос, при этом мы смогли соблюсти требования методологии исследования", - сказал руководитель проекта Ислам Текушев.

Во время проведения опроса кто-то пустил слух о том, что он проводится по заказу грузинских структур. Это стало дополнительной проблемой для организаторов. Но зато это было действительно первое исследование, которое дало ответы на многие важные вопросы. Например, более 70 процентов жителей страны считают, что Абхазия в будущем станет независимым государством.

Сейчас, перед выборами в Абхазии и в Южной Осетии, у многих политиков может возникнуть соблазн вновь пригласить специалистов из России. Но практика показывает, что ничего толкового из этого не выходит. Видимо, должна появиться соответствующая кавказская школа политических технологий.