Аналитика

Терроризм. Сделано в Дагестане

В Махачкале состоялось заседание комиссии по оказанию содействия в адаптации к мирной жизни лицам, решившим прекратить террористическую и экстремистскую деятельность на территории Республики Дагестан. В "гостях" у комиссии были девять членов незаконных вооруженных формирований, заявивших, что хотят вернуться к нормальной жизни. Изучим истории некоторых из них.

Всего в комиссию на данный момент обратилось 28 боевиков, большая часть которых, правда, уже давно не в лесу, а в местах не столь отдаленных.

"Комиссия приобрела большую популярность в дагестанском обществе, ей доверяют люди. Работа Комиссии способствовала перелому в настроениях многих членов бандподполья и возникновению у них желания отказаться от противоправной деятельности и вернуться к мирной жизни, а также перемене настроений граждан, собиравшихся примкнуть к бандподполью", - заявил на заседании депутат Госдумы Ризван Курбанов, идейный вдохновитель создания комиссии.

Давний "клиент" комиссии Беслан Бациев девять предшествующих лет своей жизни провел не в горном лесу, а в Бельгии. Он находился в международном розыске по обвинению в причастности к боевикам и сдался властям под гарантии комиссии. На прошлом своем заседании комиссия приняла решение ходатайствовать перед главным следственным управлением следственного комитета РФ по Северо-Кавказскому федеральному округу об избрании Бациеву меры пресечения в виде подписки о невыезде. "Сегодня Бациев уже вернулся к мирной жизни, находится в кругу своей семьи", - сообщают в комиссии. Это дорогого стоит. Поэтому на заседание, поблагодарить членов комиссии, пришли его родственники - мать и брат.

История Сайганат Исаевой достойна художественного фильма. Вслед за мужем, она ушла в подполье с двумя детьми и была задержана в июле прошлого года в одном из северных районов Дагестана.

"Исходя из своей религии, моджахед - это воин Аллаха, который борется со злом. До сегодняшнего дня я не думала, что наши моджахеды борются таким способом, пользуясь женщинами, подготавливая их для взрывов. Неужели наш пророк Мухаммед, имея 13 жен, отправлял их на взрывы или брал с собою на джихад? Почему сегодня мужчины пользуются слабыми женщинами? Доверившись своему мужу, я сегодня оказалась жертвой. Я выходила за него замуж не с целью уйти в лес, взять в руки оружие. Как любая женщина, я хотела быть замужней, иметь счастливую семью. Мой муж принудительно забрал меня с собой. Так как я старалась быть покорной Всевышнему и боялась ослушаться мужа, он, воспользовавшись этим, забрал меня с двумя детьми с собой. Два месяца он меня держал в своем лагере, хотя я не раз его просила меня отпустить, говорила, что это не место для женщины. Я поняла, что он не собирается меня отпускать, и стала просить помощи у Всевышнего. Всевышний вывел меня оттуда, хвала ему за это. Автомат в моих руках оказался также принудительно. Он говорил, чтобы я его держала на руках. Когда я говорила, что оружие не для женщины, у женщины совсем другая задача перед Всевышним, он начинал нервничать, ругать меня. Чтобы не было скандала между мужем и женой, я делала то, что он говорил. Но, видит Аллах, у меня не было намерения пользоваться этим оружием. Я не думала, что за это меня сегодня будут судить, что на меня посмотрят как на преступницу. Я никогда не сталкивалась с сотрудниками правоохранительных органов, и когда оказалась в их окружении, не увидела с их стороны того зла, с которым боролся мой муж. Они также совершают намаз, постятся, поклоняются Всевышнему. Я не знаю, для чего в них нужно стрелять", - рассказала женщина свою историю членам комиссии. Исаева просит смягчить ей приговор. Очень вероятно, что скоро она выйдет на свободу.

А еще один бывший боевик Гусейн Гаджиев просит комиссию об условно-досрочном освобождении. Он был пособником. В 2010 году у него дома долго гостили участники подполья. Гаджиев тоже давний "клиент" комиссии. Еще в марте 2011 года по ее ходатайству удалось добиться того, чтобы он отбывал наказание на территории Дагестана.

Намного интереснее история Гасана Курабекова. Ему 24 года, он член диверсионно-террористической группы, действующей на территории Дербентского района. Летом прошлого года, ночью, его и его друга остановили для проверки документов на улице Дербента. Вместо того чтобы показать документы, молодые люди открыли огонь по сотрудникам милиции. Потом Гасана принимал участие в обстреле полицейского управления в городе Дагестанские огни. С наступлением холодов отряд, в котором находился Курабеков, перебрался ближе к Махачкале, и ему удалось сбежать во время контр-террористической операции. Добравшись домой, он попросил отца обратиться в комиссию.

Курабеков явился с повинной и признался в совершенных им преступлениях. Молодой человек просил комиссию ходатайствовать перед судом о снисхождении к нему. Сейчас он содержится в СИЗО Махачкалы.

"Пока мы не зашли сюда, я видели слезы на глазах его матери, которая пришла сюда, верит этой комиссии. И если мальчик ошибся, ему 23 года, люди и в 50 лет ошибаются, можно его простить, так как он раскаялся. Ведь мы прощаем коррупционеров, я не думаю, что они меньшую роль играют в пособничестве терроризму", - попросила за него секретарь дербентской комиссии по адаптации Севиль Новрузова.

Ислам Алигишев был одним из тех, кто рассылает бизнесменам и чиновникам флешки с видеообращениями, в которых требуют денег. У предпринимателя он и его двоюродный брат вымогали два миллиона рублей, а не получив их, взорвали взрывчатку собственного производства у ворот его дома.

Ходатайство Алигишева было отклонено комиссией, а обращения Гасана Курабекова, Гусейна Гаджиева и Сайганат Исаевой были удовлетворены. Обращение еще одного бывшего боевика, Ислама Келяева, было поддержано комиссией. Остальные герои подполья поддержку пока не получили. Но это не значит, что у них нет шансов. Комиссия может еще вернуться к обсуждению их вопросов, но не сейчас.