Аналитика

Стал ли Глухов жертвой пиара?

Солдатик Глухов вновь оказался «разменной монетой» в очередной пропагандистской схватке российской, грузинской и прочей прессы. Теперь они пишут о нем и его матери. Сначала дружно сообщили об их встрече. Потом разом опровергли собственную информацию и заявили - встретиться им не удалось. И вот тут понеслось!

Минобороны России обвинил Грузию в срыве встречи Александра Глухова с матерью. Тбилиси говорит, что препятствия, напротив, чинит российское командование.

Помощник главкома сухопутных войск полковник Игорь Конашенков, по сообщению ИТАР-ТАСС, заявил буквально следующее: «Встреча матери младшего сержанта Александра Глухова, удерживаемого в Грузии, со своим сыном не состоялась потому, что представители грузинских правоохранительных органов не доставили ее сына в Эредви на встречу».

МВД Грузии, в свою очередь, распространило информацию о том, что мать не увиделась с сыном, поскольку российские военные не позволяют ей «выехать из Цхинвали в Тбилиси для встречи с сыном».

Даже в таком незначительном - по сравнению с государственными - вопросе, как организация встречи двух родных людей, российская и грузинская стороны не могут договориться. Первая заявляет, что Галина Глухова боится ехать в Тбилиси, а посему попросила определить место встречи поближе к территории Южной Осетии. Однако сам Александр в эфире телеканала «Рустави-2» сказал, что хочет увидеться с матерью в Тбилиси. «В Цхинвали я не поеду, потому что там небезопасно», - цитировали солдата многочисленные СМИ.

Нет сомнения, что он имел в виду вероятность ареста. Ведь сам признался, что никто его не похищал, он самовольно покинул место дислокации в Ахалгори из-за плохих условий службы и не сложившихся отношений с начальством. При таком раскладе ему грозит трибунал и срок по статье «дезертирство».

Однако, несмотря на откровения Александра Глухова, минобороны настаивает на своей первоначальной версии: российского военнослужащего похитили и насильственно удерживают на территории Грузии. Упорство российского военного ведомства можно, конечно, объяснить. Переход своего бойца на сторону тех, с кем, хоть и нет войны, но нет и мира, любая страна восприняла бы не менее болезненно. Так что ради торжества версии о похищении, на дезертирство Глухова можно закрыть глаза. В надежде, что он заявит о принуждении его грузинами к лжесвидетельству.

Пока же младший сержант в интервью радиостанции «Эхо Москвы» весьма невнятно высказался о своем будущем: «Хочу остаться и пожить в Тбилиси, а потом вернуться домой». Судя по всему, он до сих пор не понял, какую кашу заварил, не понял, что оказался между молотом и наковальней.

Позицию официального Тбилиси сформулировал эксперт Ираклий Сесиашвили: «Этот факт свидетельствует о том, что даже русский солдат, то есть представитель вооруженных сил страны-оккупанта, знает, что ему легче будет найти правду в оккупированной стране, чем в России».

Довод российской стороны - мол, Глухов не совсем адекватен и учился-то он в школе для детей, которые отстают в развитии, - мало интересны как для Тбилиси, так и для других, далеко не беспристрастных наблюдателей.

Что ж, надо полагать, Москва извлечет урок из случившегося: позаботится о быте и обустройстве тех, кого послала служить в Южную Осетию (даже российские правозащитники признают, что условия службы в Ахалгори весьма сложные), будет уделять больше внимание моральному климату в своих передовых частях и будет туда отбирать адекватных военнослужащих.

Россия и Грузия лишь прекратили боевые действия, но мирного договора никто не подписывал. Так что каждая из сторон несказанно рада любому представившемуся случаю вставить шпильку противнику. Не удивительно, что и российские, и грузинские пиарщики ныне пытаются во что бы то ни стало навязать миру именно свою правду. Главный же вопрос - судьба запутавшегося сержанта Глухова - по сути дела, отходит на второй план.

Ирина Пташковская