Аналитика

Чайная соломинка для грузинских фермеров

Инициатором чайной кампании стал председатель комитета грузинского парламента по аграрным вопросам Арчил Гегенава. Он же и возглавил новую рабочую группу по содействию реабилитации и развитию отрасли.

Реабилитация в смысле «восстановления утраченного доброго имени» грузинскому чаю действительно необходима. Многие на постсоветском пространстве помнят безвкусные «Бодрость» и «№36». Элитные сорта грузинского чая и индийский надо было тогда «доставать», о китайском даже не слышали.

Журналист и кулинар Вильям Похлебкин писал, что качество грузинского чая резко упало из-за несоблюдения технологических норм уборки и сушки сырья ради получения всё больших объёмов.

В одном из исследований о северном чае авторы припоминают фельетон из журнала «Крокодил» про корову, которая объедает чайный куст в Грузии. Суть здесь в том, что животные не любят танин, содержащийся в этом растении. Описанный же случай говорил о вырождении сортового чая.

После развала СССР и прихода на постсоветское пространство дешевого азиатского чая его производство в Грузии стало падать. В наше время, как рассказывают очевидцы, грузинские коровы спокойно разгуливают по старым плантациям и с удовольствием жуют листья этой тропической культуры.

Правительство Эдуарда Шеварднадзе пыталось реанимировать отрасль. Из бюджета выделялись миллионы лари на поддержку экспорта чая. Но это не помогло восстановить запущенные плантации. На ноги удалось встать лишь одному предприятию, созданному совместно с германской фирмой «Мартин Бауэр». Сырье с его заводов закупает английская компания «Липтон».

После «революции роз» субсидирование чаеводства фактически прекратилось. Однако, как отметил на парламентском слушании исполнительный директор Ассоциации производителей чая Тенгиз Сванидзе, в 2008 году, по сравнению с предыдущим, местной продукции было продано в два раза больше. Но, несмотря на это, ее доля составила лишь 9-10 процентов от общего объема, реализованного в Грузии.

По мнению Арчила Гегенавы, государство должно поощрять предпринимателей, содействовать экспорту и популяризировать грузинский чай. Однако в интервью корреспонденту GeorgiaTimes он не смог сказать, как это будет осуществляться в жизни. Ведь правила ВТО, куда Грузия вступила еще в 1999 году, предусматривают ряд ограничений для государства, касающихся его прямой поддержки местных производителей.

Кроме того, часть бывших плантаций чая перешла в частную собственность. Нынешних владельцев этих земель одним красноречием не убедишь заниматься трудоемким и затратным чаеводством, которое при жесткой конкуренции с импортом не дает ожидаемой прибыли. Председатель комитета по аграрным вопросам парламента Грузии признает, что сейчас у производителей чая «есть большие проблемы с качеством продукции, с технологией, с ценообразованием». Так что для начала грузинским депутатам было бы неплохо разобраться с уже существующими хозяйствами, и только потом говорить о дальнейшем развитии отрасли.

«Желаний много. Для того в парламенте и создана рабочая группа, в которую вошли также и представители частных компаний, чтобы составить реальный план возрождения отрасли, с учетом конкуренции и требований ВТО. Он появится не раньше, чем через месяц», - пояснил Арчил Гегенава. Он также добавил, что помимо восстановления чайной отрасли, депутаты комитета по аграрной политике работают и «по другим направлениям».

Что ж, возрождение сельского хозяйства - дело благородное. Но пока, по информации портала «Бизнес Грузия», те 50 процентов населения, что проживают в селах, производят всего лишь 10 процентов валового национального продукта.

Светлана Болотникова