Аналитика

Потерянный рай: Ирак от мира до войны

Ирак. Земля, пахнущая нефтью и кровью. В двадцать первом веке эти два запаха слились в один. По преданию именно здесь поселил Господь Адама и Еву, велев им возделывать райский сад. Бывший рай на земле превратился в очаг террора и бесконечных сражений. Наш корреспондент направляется из Эрбиля в Киркук. Почва в этом городе насквозь пропитана "черным золотом", а война не прекращается почти никогда.

Каждое утро в Ираке начинается одинаково. Вместо завтрака включаешь телевизор, смотришь местные новости, где непрерывным потоком идут однообразные сообщения: что сегодня случилось, где взорвали, где стреляли, сколько погибло, сколько раненых. Спокойных дней здесь не бывает.

Но до чего все-таки быстро нарастает шкура цинизма! После недавней кровавой бани в Багдаде, когда боевики захватили католический храм и погибло больше сотни человек, дни, в которые от стрельбы и взрывов погибает по 5-10 человек, начинаешь считать почти мирными.

Читайте также: Потерянный рай: жизнь с ружьем наперевес

Постоянно в списке "городов-происшествий" три названия - Багдад, Мосул и Киркук. Если Эрбиль - город прифронтовой зоны, то эти три - города вечной войны. Стреляют и взрывают там каждый день.

529.jpegНа часах восемь утра - иракское телевидение докладывает о двух взрывах в Багдаде и стрельбе на блок-постах в Мосуле. В Киркуке пока тишина. Может, повезет, обойдется?

Такси уже ждет у входа в отель.

Многие жители Киркука ежедневно ездят в Эрбиль на работу. Среди них достаточно таксистов - один такой вызвался свозить в свой город и обратно. Цену, конечно, ломит ту еще. Это плата за риск. Но сам местный, он сможет договориться на блок-постах, чтобы в город пустили иностранца без визы. Размытый штамп о въезде может показаться иракским солдатам неубедительным: развернут обратно и даже не поморщатся.

Тем более что рядом с Киркуком располагается одна из военных баз США. Стало быть, хотя бы на одном блокпосту будут и американские солдаты.

Открываю дверь машины - на переднем сидении лежит автомат. Водитель небрежно перехватывает его, кидает назад.

Невзирая на то, что Киркук - один из опаснейших городов Ирака, президент Курдистана Масуд Барзани выступает за то, чтобы именно туда перенесли столицу его региона. Курды его поддерживают. По этому вопросу должен пройти референдум, который определит статус Киркука. Но ждут его уже четвертый год.

Читайте также: Страшное богатство Курдистана

530.jpegИ немудрено: такое развитие событий не устраивает остальную часть Ирака, и этот вопрос - как бомба замедленного действия. Признание Киркука столицей будет автоматически означать, что вместе с городом под контроль Курдистана полностью перейдут крупнейшие в регионе залежи киркукской нефти. Какая резня тут начнется - страшно вообразить. В Ираке мирно решать вопросы не умеют, аргумент у любой партии и любого движения один-единственный - автомат Калашникова.

Именно это заставляет иракцев при знакомстве с новым человеком интересоваться, к какой партии он принадлежит. С этим тут и строго, и опасно. Если твои сторонники увидят, что у себя дома ты принимаешь представителя оппозиционной партии - можешь схлопотать от них пулю. Запросто. Вот такая демократия...

В окне такси мелькают новые отели Эрбиля. Один, два, пять... Сколько же их выросло за последние два года! И какие шикарные фасады, красивая подсветка, стеклянные прозрачные холлы. Но все это еще раз говорит о восточном раздолбайстве - смертнику проще простого влететь в такой холл на машине со взрывчаткой, и понты закончатся.

- Интересно, - размышляю вслух, - а номера в этих отелях такие же убитые, как в моем?

- Конечно, - улыбается таксист. - Фасад ведь турки строят. А все внутренности - местные.

Да-да, и с демократией тут точно так же.

Читайте также:Потерянный рай: добро пожаловать в Ирак

Потерянный рай: Ирак от мира до войны. 26937.jpeg
В Киркуке добывается 60 процентов всей иракской нефти

Американцы, угрохавшие в эту страну триллионы долларов и тысячи жизней, хотели показать всему миру, как из рук США забитая и залитая кровью страна получит единственно достойную систему управления. Они надеялись, что стоит снять палача Саддама, как в Ираке настанет мир. Их логику понять можно: что еще может желать страна, где десятилетиями убивали просто так.

Шофер рассказывает, что однажды полицейский остановил машину, в которой по несчастливой случайности сидел дядя Саддама. За свою дерзость полицейский поплатился жизнью. Его просто пристрелили - за то, что посмел помешать такому человеку.

Но простая и понятная логика, с которой пришли в Ирак американцы, дала сбой перед человеческой природой. Оказалось, что в своем железном кулаке Саддам держал не невинных овечек. Жестокость диктатора передалась и жертвам. И они это доказывают ежедневно, точнее - еженощно. Сторонники разных политических партий мочат друг друга за милую душу - страна находится в состоянии вялотекущей гражданской войны.

- При Саддаме был порядок, - вздыхает таксист. Но тут же оговаривается: - Хорошо бы, чтобы снова было как при Саддаме, но только без Саддама.

Чем-то это напоминает стенания наших сталинистов. Ах, как хорошо было бы, будь у власти снова Сталин - при нем был порядок. Но только со смерти Иосифа Виссарионовича прошло больше полувека, а режим Саддама рухнул всего семь лет назад. Не удивлюсь, если еще через несколько лет годы правления Хуссейна будут вспоминаться иракцами как золотые времена.

Читайте также: В тихом омуте Эрбиля

Этой стране вряд ли поможет демократия. Ей действительно нужен железный кулак. Но не палача, не убийцы, каким был Саддам. Ираку нужен диктатор, но такой, что по-настоящему захотел бы поднять страну из руин и примирить между собой суннитов, шиитов, курдов, христиан. Откуда только воинственный Ирак возьмет такого?

Приближаемся к блокпосту. На нем - вперемешку солдаты в иракской и курдской форме (точнее, форма-то образца американской, отличить их можно только по нашивкам: у одних - красно-бело-черный флаг, у других - красно-бело-зеленый, с солнцем). Водитель тормозит, но солдат машет рукой, даже не заглянув в машину.

Потерянный рай: Ирак от мира до войны. 26936.jpeg

На дорожном указателе - подряд три названия: Багдад, Мосул, Киркук. Осталось только добавить - к черту в зубы.

Чем ближе к Киркуку - тем тяжелее становится дышать. В воздухе разливается запах нефти - главный запах двадцать первого века, запах войны, крови и денег. Мы подъезжаем к нефтяным полям Киркука.

Поля простираются до самого горизонта. В их глубине - главное богатство и главное проклятие Ирака. Запах настолько густеет, что начинаешь хватать воздух ртом. Земля меняет цвет - выжженная почти до белесости, она темнеет, как будто до самой поверхности пропиталась нефтью. Кажется, что захвати горсть земли, сожми ее в кулаке - и оттуда закапает черная маслянистая жидкость.

То тут, то там над землей полыхают огненные факелы. Это горит выходящий при добыче нефти из земли газ: если его не поджечь, то он взорвется.

Здесь - 60 процентов всей нефти региона, здесь - десятки зарубежных нефтедобывающих компаний, в том числе и российский "Лукойл".

- Богатство Ирака, - с горечью говорит шофер. - А мы при этом богатстве - только охранники... смотрители. Прислуга. Fucking Americans, - с искренней ненавистью в голосе заключает он.

Да, американская политика в Ираке на самом деле провалилась. Если даже курды, больше всех пострадавшие от тирании Саддама и поначалу воспринимавшие солдат США как освободителей, не находят для них цензурных слов.