Аналитика

Неспальный район Южной Осетии

После войны 2008 года большая часть грузинского населения Ахалгорского района покинула родные места. Но некоторые остались. Для Тамары Меаракишвили поездка из Тбилиси в Ахалгори не является проблематичной. Тамара даже пытается восстановить дом учащейся молодежи, который прекратили финансировать прежние власти Грузии. Почему эти люди не покидают свои дома и почему их называют сумасшедшими?

"Неспальный район" - так называют местные жители Ахалгорский район. Дело в том, что многие жители после войны 2008 года получили квартиры в поселке для беженцев Церовани, который расположен всего в 30-ти километрах от Ахалгори. Те, кто работает в больнице, школе или местной администрации, приезжают в Ахалгори на микроавтобусе (благо, ежедневно выполняется 22 рейса по маршруту Тбилиси-Ахалгори), а во второй половине дня возвращаются обратно в Церовани - в поселок компактного поселения, или в Тбилиси - к родственникам. То есть ходят на работу практически "за границу". Ведь чтобы попасть в Ахалгори, необходимо проехать сначала пост грузинской полиции, затем блок-пост российских пограничников, а после - осетинской милиции.

Ахалгори - район Южной Осетии, где в основном живет грузинское население. До 2008 года здесь проживало более 5 тысяч человек. Сейчас осталось от силы полторы тысячи.

Одна из них - Тамара Меаракишвили, руководитель местного дома учащейся молодежи. "Население покинуло Ахалгорский район в основном по экономическим соображениям", - рассказывает Меаракишвили в эксклюзивном интервью GeorgiaTimes.

- Те, кто уехал отсюда, получили жилье в Церовани - в 15 километрах от Тбилиси. Они получают также материальную помощь. А их дома в Ахалгори абсолютно никто не трогал, криминогенная обстановка здесь в пределах нормы. Если и происходит ограбление домов, то это единичные случаи, а где они не происходят? До недавнего времени очень серьезной проблемой было пересечение грузинского блок-поста. Полицейские нас практически оскорбляли. Сейчас, после смены власти в Грузии, эта проблема более-менее решена. А то раньше, если мы везли какие-нибудь товары или продукты, просто для личного пользования, скажем, несколько сумок с виноградом, то начиналось выяснение - куда везете, зачем везете? То же самое касалось бытовой техники, мебели. За это людей даже вызывали в районное управление госбезопасности Грузии во Мцхета и устраивали им допрос за "совершенное преступление". Правда, на грузинских блок-постах и сегодня находятся те же самые

Неспальный район Южной Осетии. 29184.jpeg

люди, но после смены власти отношение радикально изменилось, вернее исправилось.

- А еще какие проблемы решило правительство Бидзины Иванишвили?

- Да в общем-то никаких. У нас практически нет системы здравоохранения, если не считать небольшой поликлиники. В Ахалгори невозможно провести даже элементарную хирургическую операцию. Практически это сельская больница. Здесь не рождались дети уже 4 года. Мы даже зуб не можем удалить, не поехав в Тбилиси или Мцхета. Несмотря на то что местных врачей финансирует и осетинская сторона, и грузинская, это далеко не тот уровень. Наверное, по инерции продолжается, что мы обязательно должны жить плохо. Прежние власти всячески пытались показать, что осетины нас ущемляют, что они не создают нормальных условий местному населению. Хорошо бы было, если бы нынешние власти Грузии обратили на наши проблемы больше внимания, - говорит Меаракишвили.

Жительница Ахалгори в беседе с нами рассказывает, что тех, кто остается ночью в этом районе, называют "ненормальными", хотя сама Тамара вовсе не боится ездить в Ахалгори и оставаться там на несколько дней.

- Возможно, это происходит из-за того, что у людей нет достоверной информации по поводу того, что происходит в этом районе. После четырех часов вечера Ахалгори - практически мертвый город. Но мне непонятно, почему эти люди ведут себя таким образом. А ведь транспортное сообщение осуществляется без проблем. В районе нет газа, но зато можно отапливаться электроэнергией. Если же эти люди устраивают демарш, то пусть тогда откажутся и от материальной помощи осетинской стороны, а ведь они ее получают.

- Чего Вы требуете от нынешних властей Грузии?

- Лично у меня была очень успешная организация - дом учащейся молодежи, где дети обучались бесплатно как школьным предметам, так и по дополнительной программе. По непонятным причинам прежняя власть прекратила наше финансирование. Хотя нет, не по непонятным, а, наверное, именно потому, что организация была успешной. Я очень надеюсь, что сегодняшние власти решат эту проблему. Я думаю, это очень важно для того, чтобы грузинское население окончательно не покинуло Ахалгорский район, - считает Меаракишвили.

Несмотря на то что наша собеседница наблюдает за ситуацией, которая развивается вокруг Ахалгорского района, собственными глазами, она затрудняется говорить о будущем. "Сложно говорить, как будут развиваться события. На уровне общения людей проблем нет, но что решат политики, не знаю. Могу сказать, что мы возлагаем большие надежды на нынешнего госминистра по реинтеграции Паату Закареишвили. Он хорошо знает все эти проблемы. Мы провели с ним встречу, и надеюсь на большее внимание со стороны властей Грузии. До сих пор внимания или не было, или оно было таким, что лучше бы его и не было - нам только создавали проблемы, и делали это в отношении людей, которые и так находятся в сложной ситуации", - говорит Меаракишвили.

Наша собеседница вспоминает, что прежние власти Грузии всячески пытались помешать грузинам получать материальную помощь от осетинской стороны. По ее словам, бывший глава администрации Ахалгорского района Зураб Пицхелаури лично угрожал ей за то, что она "подписывается под осетинской ведомостью". Хотя Тамара говорит, что это не мешало семье самого Пицхелаури получать эту помощь. Такова была выборочная практика наделенных полномочиями представителей местных и центральных органов бывшей власти.

Беседовал Михаил Вардзелашвили