События

Противоречия доклада Пан Ги Муна

«Не может быть речи о создании так называемой 12-километровой зоны безопасности в зоне грузино-абхазского конфликта», - заявил Багапш на встрече с директором департамента России, Южного Кавказа и Центральной Азии МИД Великобритании Майклом Давенпортом, передает пресс-служба правительства республики. По словам абхазского лидера, республику также не устраивает статус, в котором она представлена на переговорах в Женеве. «На этих переговорах нам отводится статус неполноправных участников. Эти встречи и так не особо нужны Абхазии, с таким подходом мы можем пересмотреть вопрос своего участия в них».

Негативная реакция Абхазии на создание зон безопасности, о которых упомянул в своем докладе Пан Ги Мун, была ожидаемой. Во-первых, молодая республика только возвращается к мирной жизни и о войнах не помышляет. Во-вторых, 1 июня заступят на боевое дежурство российские пограничники, которые будут помогать нести службу своим абхазским коллегам, в соответствии с подписанным 30 апреля договором о совместной охране границ. В сложившейся ситуации именно российские военные являются для республики единственным гарантом сохранения мира на Южном Кавказе.

Однако по замыслу генсека ООН и российско-абхазские подразделения, и грузинские военные должны покинуть приграничную территорию, которая будет контролироваться сотрудниками «Миссии ООН по стабилизации». Возникает вопрос: а смогут ли они обеспечить безопасность в таком взрывоопасном регионе? На данный момент это кажется весьма сомнительным. Ведь предложения Пан Ги Муна имеют много общего с подписанным в 1994 году между Грузией и Абхазией Московским соглашением о прекращении огня и разъединении сил. Но за 14 лет периодические инциденты на грузино-абхазской границе стали нормой, а 30 августа прошлого года Тбилиси благополучно аннулировал это соглашение. Никаких санкций от ООН тогда не последовало. И сейчас нет гарантий того, что история не повторится. Кстати, для Грузии, концентрирующей силы на границе с молодой республикой, пункт о демилитаризации приграничной территории вряд ли будет приемлемым.

Что же касается других предложений Пан Ги Муна, то они могут не только получить поддержку Абхазии и России, но и быть весьма эффективными. К ним, в частности, относится запрет полетов военных и разведывательных самолетов, в том числе беспилотных летательных аппаратов, а также создание механизма предварительного уведомления (от 48 до 72 часов) о передвижении личного состава и вооружений в конфликтной зоне. Российская сторона численность военного контингента в молодой республике не скрывает, и готова сотрудничать с миссией ООН в Абхазии, если, конечно, в Нью-Йорке до 15 июня удастся договориться о ее присутствии в регионе. Чем на предложения генсека ответит Грузия - пока неизвестно.

Да, на словах Тбилиси выражает готовность сотрудничать со всеми международными организациями, но, по мнению замглавы МИД России Григория Карасина, это лишь внешнеполитический фасад режима Саакашвили. «Это желание старое, оно хорошо известно - интернационализировать все проблемы и заслониться международными форматами от разрешения конкретных сложных вопросов», - цитирует российского дипломата Би-Би-Си. И лишнее тому подтверждение - блокирование официальным Тбилиси и ее западными партнерами российской инициативы по созданию двух самостоятельных миссий ОБСЕ в Грузии и Южной Осетии.

«В переговорах по новым мандатам присутствий ОБСЕ российская сторона была готова идти настолько далеко, насколько это отвечает законным интересам осетин, и пока это не будет связано с попытками искусственно воспроизвести политическую ситуацию, существовавшую до августа 2008 года», - считает официальный представитель российского МИДа Андрей Нестеренко. На брифинге в Москве он выразил уверенность в том, что нынешний подход Организации в потакании территориальным амбициям Грузии может привести к еще большей «девальвации роли и авторитета ОБСЕ», и так дискредитировавшей себя в августе прошлого года.

Сейчас грузинская сторона все чаще заявляет о давлении, которое Москва, Сухум и Цхинвал якобы оказывают на международные организации. Иными словами, все, что не по нраву официальному Тбилиси, объявляется происками Москвы. Обвинения весьма сомнительные, поскольку молодые республики совместно с Россией пытаются решить накопившиеся проблемы, а не навязать Западу свою точку зрения. «Мы не требуем, чтобы они признавали Абхазию, - отметил накануне переговоров в Женеве глава абхазского МИДа Сергей Шамба, передает РИА Новости. - Хотите быть объективными - будьте равноудаленными. Не нужно удовлетворять, ни ту, ни другую стороны, нужно быть нейтральными».

Думается, что именно взвешенный, нейтральный подход ко всем участникам конфликта на Южном Кавказе мог бы позволить ООН, ОБСЕ и ЕС сгладить острые углы и, наконец, прийти к согласию и в Вене, и в Брюсселе, и в Нью-Йорке. Последний, к слову, уже продвинулся в принятии такой позиции. «Рано или поздно признать факт потери Грузией Абхазии и Южной Осетии придется всем, не исключая Тбилиси и Вашингтона, - приводит РБК слова заведующего отделом Кавказа института стран СНГ Михаила Александрова. - И доклад генерального секретаря ООН можно расценить как первый шаг в этом направлении».