События

Европа затягивает решение кавказских проблем

«Встреча была сложной, обсуждение проходило напряженно», - рассказал ИА «Рес» заместитель полномочного представителя президента Южной Осетии по вопросам постконфликтного урегулирования Мераб Чигоев. По его словам, стороны так и не пришли к единому мнению по организационным вопросам, а именно о председательстве и месте проведения будущих переговоров. «ЕС, ОБСЕ и Грузия совершенно консолидировано предложили, чтобы председательствовали ЕС и ОБСЕ, на что мы, конечно, не согласились, предложив, чтобы эти полномочия выполняли представители России и ЕС, - отметил Чигоев. - Наша позиция вытекает из того, что соглашение «Медведева-Саркози» явилось базисной основой не только этих встреч, но и женевских дискуссий. И вполне логично, чтобы эти встречи возглавляли представители РФ и ЕС. Пока, к сожалению, мы не нашли поддержки со стороны наших оппонентов. Но мы считаем, что наше требование абсолютно логично и мы будем настаивать на своем».

Что же касается места переговоров, то ЕС и ОБСЕ продолжают настаивать на проведении встреч по обе стороны границы, в то время как югоосетинская сторона считает это нарушением международных договоренностей. «Мы совершенно справедливо исходим из соглашения «Медведева-Саркози», где четко прописано, что механизмы будут реализовываться после вывода российских войск из Грузии, на границе, прилегающей к Южной Осетии, - говорит Мераб Чигоев. - Таким образом, никакого логического основания у ЕС, ОБСЕ и Грузии для таких требований нет».

Любопытно, что международные миссии на прошедшей встрече фактически расписались в собственном бездействии и невыполнении своих прямых обязанностей. Дело в том, что в Двани грузинская сторона подтвердила факт нахождения в тюрьмах республики семи граждан Южной Осетии. Кто-то из них уже осужден, а по делам других ведутся следственные мероприятия. И это притом, что Цхинвал уже не раз выражал Европе свое беспокойство за судьбу узников. «Сейчас мы жестко поставили вопрос перед ЕС и ОБСЕ, которые в судьбе этих людей принимают недостаточное участие. Вместе с тем, мы заявили, что если наши вполне законные требования - прояснить судьбу наших граждан и решить вопрос председательства - не будут решены, то мы оставляем за собой право отказаться от проведения дальнейших встреч в таком формате», - заключил Чигоев.

Требования, которые выдвигают перед Западом представители Южной Осетии, вполне обоснованы. Иначе не понятно с какой целью вообще наблюдатели ЕС и ОБСЕ находятся в регионе. Невольно задаешься вопросом: зачем европейские миссионеры так рвутся на территории молодых республик, если даже в Грузии не могут разобраться с элементарными проблемами с соблюдением прав человека? Руководитель миссии наблюдателей ЕС Ханс Йорг Хабер, однако, пытается сделать хорошую мину при плохой игре. Прошедшую в Двани встречу он вообще оценил позитивно. «Мы поговорили о конкретных шагах и это уже продвижение вперед, - цитирует Хабера «Новости-Грузия». - Все стороны с пониманием подходят к проблемам, но при этом существуют процедурные проблемы для следующей встречи».

С датой третьего по счету обсуждения «механизма по предотвращению инцидентов» стороны определились - она пройдет 11 июня. Небольшой перерыв в переговорном процессе объясняется тем, что, по утверждению официального Тбилиси, в последние дни с территории Южной Осетии якобы несколько раз производились обстрелы грузинских полицейских. Официальный представитель Минобороны России Александр Дробышевский решительно опровергает эти инсинуации: «Все заявления грузинских властей от начала и до конца являются ложью и не имеют под собой никаких оснований, - приводит его слова ИА ОСинформ. - Цель этой очередной провокации - обострить ситуацию на границе с Южной Осетией и тем самым сорвать процесс мирного урегулирования».

Как бы то ни было, «механизм по предотвращению инцидентов» должен быть согласован в самое ближайшее время. И миссиям ОБСЕ и ЕС сейчас в первую очередь нужно было бы заниматься тщательной работой по его утверждению, а не перетягиванием одеяла на себя в вопросах председательства. Хотя, пожалуй, только разделение полномочий между российской стороной и ЕС может снять уже накопившиеся противоречия в согласовании этой женевской инициативы.