События

«Молочная война» обошла Сухум и Цхинвал

Вылетая в Москву на заседание межгосударственного совета ЕврАзЭС, белорусский премьер Сергей Сидорский попросил своих соотечественников «прекратить словесные баталии по поводу поставок молочной продукции» и в рабочем порядке решать вопросы, поставленные Роспотребнадзором. Смена гнева, которым были наполнены предыдущие высказывания главы государства Александра Лукашенко, на милость Сидорского пошла на пользу двусторонним отношениям.

С начала июня «батько» только и делал, что возмущался поведением союзного партнера. Сначала он заявил, что Москва шантажирует его, требуя признать независимость Абхазии и Южной Осетии в обмен на 500 млн долларов - последнего транша уже выданного двухмиллиардного кредита.

Впрочем, министр финансов России Алексей Кудрин, по сообщению Прайм-ТАСС, отказал Беларуси только в рублевом кредите на 100 миллиардов. По выделению кредита в долларах, которыми Беларусь хочет пополнить свои золотовалютные резервы, Россия намеревалась продолжать переговоры

Да и с признанием Абхазии и Южной Осетии официально торопил белорусов только спикер Госдумы Борис Грызлов, в середине мая наведавшийся в Сухум. «Мне кажется, что слишком долго готовится Белоруссия к этому вопросу. Я понимаю, что никто не должен подталкивать, но по тем срокам, которые назывались, а назывался апрель месяц, признание так и не произошло», - только и сказал парламентарий, напомнив о ранее данном Лукашенко обещании.

Вдруг Лукашенко припугнул, что если Москва присоединит Белоруссию, то получится в лучшем случае «вторая Чечня». Так болезненно он воспринял критику министра финансов России, который необдуманно назвал суверенитет Белоруссии тяжким бременем для нее, ибо она «являясь самостоятельным регионом, несет больше издержек, чем российские регионы». Но, по мнению Александра Григорьевича, не Кудрина ума дело, как белорусам лучше тратить деньги. Министр, по словам Лукашенко, «консолидировался с нашими отморозками (так он в сердцах назвал радикальную оппозицию - Ред.), которые здесь на западные деньги вякают и начинают нас учить работать».

Потом Лукашенко обвинил Россию в желании подмять под себя белорусский молочный бизнес. Будто бы в российском правительстве ему прямым текстом сказали: «Молоко не будем у вас покупать, пока не отдадите молокоперерабатывающие заводы». Эту версию и сейчас тиражирует со ссылкой на экспертов газета «КоммерсантЪ». Ну и чтобы продемонстрировать, как сильна обида Лукашенко на Россию, он пообещал круто развернуться лицом к Западу.

И тут грянул скандал с «запретом» на молочную продукцию. Логичное развитие событий, подтверждающее слова белорусского президента? На первый взгляд - да. Но стоит отметить, что новый молочный техрегламент в России вступил в силу в декабре 2008 года, и производителям было дано полгода на смену упаковки и документации. С 1 июня молокозаводы должны указывать, из какого сырья - сухого или натурального - этот продукт изготовлен. Все поставщики - и российские, и белорусские - были оповещены о периоде лояльности до 1 июня. Так что запрет главы Роспотребнадзора не был неожиданностью для белорусов, как и для многих российских производителей, которые тоже поленились поменять упаковку.

Сенсация в СМИ о «молочной войне» Москвы с Минском говорит лишь о том, что по обе стороны границы желающих поссорить две самые близкие страны на постсоветском пространстве - немало.

Поэтому министр иностранных дел Сергей Лавров на встрече со своим коллегой из Минска Сергеем Мартыновым накануне был вынужден резко пресечь спекуляции в СМИ на тему шантажа с признанием Абхазии и Южной Осетии Белоруссией. «Мы с полным уважением относимся к конституционным процедурам Республики Беларусь и никогда не увязывали эту тему с вопросами практического взаимодействия наших государств», - заявил глава МИД. Он напомнил, что если кто и давил в вопросе признания на Минск, так это были европейские страны. В апреле отдельные представители ЕС пригрозили не принимать Белоруссию в «Восточное партнерство», если она откажется от принципа территориальной целостности Грузии. Белорусский тезка Лаврова согласился, отметив, что «Белоруссия не приемлет никаких увязок ни в одну сторону, ни в другую».

На вчерашней встрече премьеров двух государств в рамках межгосударственного совета ЕврАзЭС недоразумения в отношениях между двумя странами были окончательно устранены. Во-первых, было принято решение о создании антикризисного фонда ЕврАзЭС, из которого, по словам Алексея Кудрина, получит желанный кредит Белоруссия. Во-вторых, Белоруссия, Россия и Казахстан решили совместно добиваться членства во Всемирной торговой организации. В будущем году, как заявил премьер Владимир Путин, эти три страны создадут единую таможенную структуру. Объясниться по поводу неосторожных высказываний, прозвучавших с двух сторон, президенты Александр Лукашенко и Дмитрий Медведев смогут при личной встрече в выходные дни - на саммите Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) в Москве.

Ну а, Абхазия с Южной Осетией могут спокойно дожидаться, когда Белоруссия найдет удобный момент для признания их независимости. В конце концов, Минск де-факто давно уж признал эти страны, поддерживая с ними торгово-экономические отношения. «И это не было секретом для Тбилиси, открывшего в центре Минска, если не ошибаюсь в 2008 году, свое посольство», - прокомментировал ситуацию агентству DELFI белорусский политолог Роман Яковлевский. Он подчеркнул, что Беларусь сохраняет с Грузией дипломатические отношения и безвизовый режим. При этом, по словам политолога, признание Минском де-юре двух бывших грузинских регионов не за горами.