События

Саакашвили «выбивает» политических оппонентов

В то время как лидеры грузинской оппозиции никак не могут договориться об объединении своих рядов и выработать единую стратегию, фактически превратив митинги в некое подобие «фабрики звезд», на которых самопровозглашенные народные трибуны состязаются в красноречии, президент Саакашвили, чутко отслеживающий алгоритм протестного движения, решил, что пора постепенно переходить в наступление.

И снова оседлал своего любимого конька - тему борьбы с коррупцией.

Выступая недавно на открытии новой чайной фабрики в городе Мартвили (западная Грузия), президент обвинил требующих его отставки лидеров оппозиционного движения в коррупции, политической корысти и стремлении замести следы совершенных уголовных преступлений.

Причем обвинения в разного рода прегрешениях Михаил Николаевич выдвигает адресно. В частности, на этот раз свой «праведный гнев» президент обрушил на ближайших соратников по «революции роз». Ими оказались бывший спикер парламента Грузии Нино Бурджанадзе, ныне возглавляющая партию «Демократическое движение - Единая Грузия»; экс-премьер-министр Зураб Ногаидели, а также бывший министр обороны Ираклий Окруашвили, находящийся сейчас в Париже, где он получил политическое убежище. По заявлению президента, все они в разное время «покинули свои посты, стремясь избежать ответственности за допущенные нарушения».

Бурджанадзе, заявляет Саакашвили, преследовала карьеристские цели, когда перед выборами в мае 2008 года пыталась ввести в парламент лиц, представляющих клан семьи во главе с ее отцом, Анзором Бурджанадзе - бывшим партийным работником, который в 90-х годах занимался поставками зерна и хлебопродуктов. Михаил Николаевич, сказал что в лагерь оппозиции калбатоно Нино привела обида, вызванная отказом президента утвердить, представленный ею список кандидатов в депутаты.

Наверняка, готовя свои обвинения в адрес Бурджанадзе, Михаил Николаевич опирался на донесения своей тайной полиции, которая тщательно отслеживает народные настроения. А они в последнее время начинают кардинально меняться.

Людей особенно раздражают фигуры Саломе Зурабишвили и Нино Бурджанадзе. Как отметил недавно грузинский журналист Джавахишвили, потерявшие надежду на лучшее люди напомнили Нино Анзоровне ее прошлое: «Бурджанадзе не пикнула, когда подозрительно скончался Зураб Жвания, Бурджанадзе была одним из руководителей подавления мирной акции 7-го ноября и вторжения спецназа в телекомпанию «Имеди», Бурджанадзе - соучастница рэкета на бизнес и отторжения имущества частных лиц без суда».

«Парламент в бытность Бурджанадзе его председателем принял те законы, по которым, если сорвешь хоть одно яблоко в саду соседа, тебя арестуют и заставят драить тюрьму. Парламент при Бурджанадзе принял те драконовы законы, посредством которых Саакашвили дважды сфальсифицировал президентские и парламентские выборы. Когда народ мок под дождем, Бурджанадзе вместе с Саломе вкушала в «Марриоте» горячий кофе, каждый день сидит в салоне, не лишает себя и массажей. Правда, пока она не тянет до известной массажистки - доктора Дот, но если станет президентом, на меньшее не согласится», - цитирует журналист высказывания простых тбилисцев.

Вот почему Саакашвили сразу начал со «слабого звена». Следующим в цепочке стал экс-премьер. «Мне обидно, что у Ногаидели оказалось много денег. Оказывается, он думал не о стране, а о своем кармане», - заявил Саакашвили, притом, что ранее он не раз хвалил своего премьера за успехи, которые отмечались и западными финансовыми организациями и экспертами.

Что же касается Ираклия Окруашвили, то в период становления грузинской армии, обучаемой по программе НАТО, министр обороны «присваивал немало средств из казны министерства, чем ослабил мощь государства».

- А где же в это время были вы, Михаил Николаевич? Почему закрывали глаза на финансовые шалости любимого министра? - так и хотелось спросить у президента.

Но таких вопросов Михаилу Николаевичу чаеводы не задавали. Вероятно, они, как и другие жители Грузии, куда больше озабочены проблемой выживания в условиях царящей в стране нищеты. Что же касается политического противостояния, то оно, похоже, все больше напоминает затянувшийся спектакль, с которого зрители уходят, потому что все это им порядком надоело.