События

Женевский механизм забарахлил

ООН, как активная участница женевских дискуссий подавала большие надежды Абхазии, когда доклад её генсекретаря Пан Ги Муна впервые обошёлся без уточнения, подчиняется ли республика Грузии. Абхазия упоминалась сама по себе. Её лидеры надеялись, что такая формулировка сохранится и при утверждении нового мандата ООН. И тогда продвижение абхазских интересов в Женеве было бы весьма продуктивным. «Во многом судьба женевских дискуссий будет зависеть от нового мандата ООН, но уже сегодня можно говорить о том, что существует определенное понимание изменившихся условий и наблюдается позитивная тенденция в оценке мировым сообществом реальной ситуации вокруг Абхазии», - поспешил обрадоваться президент Сергей Багапш.

Однако к 15 июня Совбез ООН не созрел до того, чтобы создать новый мандат миссии на Кавказе, с учётом новой реальности. России пришлось заблокировать резолюцию о техническом продлении мандата в прежнем формате. После этого, само собой, Сергей Багапш засомневался в целесообразности дальнейшего участия республики в женевских дискуссиях при участии представителей ООН. «Мы, Абхазия и Южная Осетия, признанные государства, и ООН должна это учитывать. Ведь уход миссии ООН из Абхазии - это не только технический акт. Судя по всему, мы прекратим и женевские переговоры. Они ни к чему», - заявил он газете «Газета».

Тем временем, и осетинские участники переговоров погрузились в раздумья, нужна ли им такая дипломатическая площадка. В интервью газете «Газета» полпред президента Южной Осетии по постконфликтному урегулированию Борис Чочиев заявил, что представители республики не поедут в Гали на встречу рабочей группы по предотвращению инцидентов в зоне грузино-южноосетинского конфликта 14 июля. А зачем, если многочисленные просьбы прояснить, что стало с похищенными Грузией осетинами до сих пор остаются открытыми? И даже после обращения осетинских матерей к американскому президенту Бараку Обаме ничего не изменилось. А ведь группа создавалась как раз для того, чтобы оперативно реагировать на различные инциденты. Само её появление - это, пожалуй, единственный практический результат женевского процесса.

Кроме того, Цхинвал не устраивают кандидатуры сопредседателей этой рабочей группы. Он хотел бы видеть на этом месте представителей России и Евросоюза, а Тбилиси настаивает на сопредседателях от Евросоюза и ОБСЕ. Чочиев с сожалением отметил, что из намеченных четырех встреч состоялись только две, причём на них стороны, как отметил Чочиев, «не смогли согласовать даже организационные вопросы». «О чем тогда говорить?». - вопрошает он.

Правда, пока Южная Осетия не отказалась от мероприятий в рамках женевских дискуссий. Да и министр иностранных дел Абхазии Сергей Шамба в интервью «Времени Новостей» был уже не столь категоричен в негативном подходе к женевским встречам. И к пятисторонним переговорам в рамках рабочей группы в Гальском районе республики абхазы готовятся. «Мы согласились пока только на контрольную встречу», - пояснил министр. Причём, формат участия ООН в этой встрече нуждается в уточнении, ведь миссия этой организации уже свернула работу в регионе. «У нас есть некоторые предложения, надо их обсудить. Если их примут, то механизм заработает. Для этого следует к нам прислушиваться, а не игнорировать», - отметил представитель Абхазии. Впрочем, пока голоса двух новых государств на карте мира в европейских организациях предпочитают не слышать.

В Грузии выдвинули две версии, почему Цхинвал и Сухум пригрозили выйти из переговорного процесса. Согласно первой из них, «бывшие сепаратистские лидеры» якобы просто набивает себе цену. Госминистр Грузии по реинтеграции Темур Якобашвили заявил, что не в интересах того же Сухума выходить из женевских консультаций. «Абхазия, наоборот, заинтересована показывать свою позицию на международной арене, - отметил он. Это в равной степени относится и к Южной Осетии. А по второй версии, на республики якобы надавила Россия, будто бы незаинтересованная в продолжении женевских дискуссий. Эту версию продвигает заместитель министра иностранных дел Грузии Нино Каландадзе.

Но, как показало заявление официального представителя МИД РФ Андрея Нестеренко, она ошибается. «Россия исходит из того, что обеспечение прочной стабильности в Закавказье невозможно без участия международного сообщества. В этом плане мы рассматриваем женевские дискуссии - площадку, созданную на основе договоренностей Медведева-Саркози, как полезную», - сказал он накануне на брифинге в Москве.

Нестеренко подчеркнул, что в регионе сохраняется напряжённость, а значит, нужен и механизм её разрядки. «Женевские дискуссии дают возможность снятия остроты через обмен информацией и совместные обсуждения», - заверил представитель российского МИД. Дипломат подчеркнул, что Россия считает залогом жизнеспособности женевского процесса прямое участие в дискуссиях представителей Южной Осетии и Абхазии.

А если сами осетины и абхазы окончательно сочтут дискуссии бесполезными? Тогда не только Россия будет вынуждена признать переговоры «нежизнеспособными». Грузии и европейским посредникам также придётся провести работу над ошибками и проявлять большую гибкость. Главное, вовремя наладить забарахливший переговорный механизм, пока он окончательно не поломался.