События

Август 2009. Работа над ошибками

Похоже, политики по-прежнему далеки от примирения, а вот военные уже говорят о допущенных ошибках. Хотелось бы надеяться, что это не только работа над ошибками, но и превентивные меры по недопущению нового вооруженного конфликта. Год спустя после войны на Кавказе можно сказать, что мир в XXI веке все-таки изменился. Еще лет 100 назад каждый бил бы себя кулаком в грудь и выдавал за героя. Ныне войны, как средство выяснения отношений, становятся все менее популярными. Гораздо выгодней предстать перед миром жертвой. Россия обвиняет Грузию в агрессии против Южной Осетии. Грузия, которая в первые дни войны вещала о «восстановлении конституционного порядка на территории сепаратистках республик», после неожиданных для нее результатов своего похода на Цхинвал называет Россию не иначе как «агрессором» и «оккупантом».

Впрочем, это ситуация традиционна. Каждая из конфликтующих сторон говорит о собственных благородных целях и коварных планах противника. Тем не менее, и Россия, и Грузия сегодня говорят о допущенных в прошлом году ошибках. Правда, дипломаты о своих пока помалкивают. Первую скрипку здесь играют военные: именно они, год спустя, говорят о допущенных промахах. Впрочем, у военных - своя логика, а у политиков и дипломатов - своя.

На днях Главком ВВС России генерал-полковник Александр Зелин заявил, что во время конфликта с Грузией в августе 2008 года в применении авиации были допущены ошибки, и пообещал сделать выводы. Зелин сообщил, что ошибки ВВС носили как объективный, так и субъективный характер. Например, отметил он, уничтожение стрелков с переносными зенитно-ракетными комплексами (ПЗРК) не является задачей ВВС. «Основная задача была в оказании помощи миротворцам, в обеспечении действий сухопутных войск, которые решали главную задачу. И эти задачи были выполнены», - сказал Зелин, отметив, что совершенные ВВС ошибки воспринимает как собственные, сообщает «Газета.Ru».

По официальным данным ВВС России, во время конфликта были сбиты четыре российских самолета: Ту-22 и три Су-25. По неофициальной версии, ВВС РФ потеряли во время конфликта семь самолетов из-за проблем с координацией и управлением войсками в зоне боевых действий. GeorgiaTimes писала об этом . Правда, потом Генштаб ВС РФ опроверг эту информацию журнала Moscow Defence Brief.

На страницах издания «Свободная пресса» член-корреспондент Академии военных наук, руководитель Центра военного прогнозирования, полковник Анатолий Цыганок также говорит о выявившихся проблемах российской армии. Традиционно слабыми сторонами российской армии, насколько было можно судить, остаются действия ночью, разведка, связь и тыловое обеспечение. Хотя в данном случае, ввиду слабости противника, эти недочеты не сыграли существенной роли при ведении боевых действий, считает эксперт.

Анатолий Цыганок откровенно говорит о том, что 58 армия располагала в основном танками устаревших конструкций (Т-60 - 75%, Т-62 и Т-72).Так, танк Т-72Б оборудован динамической защитой или «реактивной броней» первого поколения. Были еще танки Т-72 БМ, но и установленные на них комплекты «Контакт-5» уже не держат так называемые тандемные кумулятивные боеприпасы, которые были в арсеналах грузинской армии. Ночные прицелы танков, разработанные более 30 лет назад, не выдерживают никакой критики. Они «слепнут» от вспышек выстрелов и видят всего на несколько сот метров. Инфракрасные осветители увеличивают дальность наблюдения и прицеливания, но очень сильно демаскируют машину. Старые танки не имели ни GPS, ни тепловизара, ни систему опознавания «свой-чужой».

Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин на страницах «Комсомольской правды» говорит: «Мало того, что там были призывники, мало того, что им не объяснили, что они едут на войну и вообще в другую страну. Им не запретили пользоваться мобильниками. А на войне нужно не просто мобильник отключать, а нужно вынимать батарею из него. Потому что у грузин были системы наведения по мобильникам. Почему у них была качественная стрельба? Они видели скопление мобильных телефонов и стреляли. А наши пользовались для стрельбы, как мне рассказывали, данными американского GPRS, поэтому снаряд ложился в 300 метрах от цели».

Даже год спустя в Тбилиси уживаются две прямо противоположные версии итогов войны. Первая - несмотря ни на что Грузия победила и добилась дискредитации России в глазах мирового сообщества. Согласно второй версии, как пострадавшая от войны, Грузия старается выклянчить как можно больше «зеленых» на восстановление. Правительство утверждает, что деньги нужны на восстановление экономики, оппозиция полагает - на перевооружение армии. По традиции, ошибок, допущенных в августе прошлого года, в Тбилиси не признают.

Как сообщает GHN, парламентарии на внеочередном заседании парламента просто негодовали по поводу заявления бывшего министра обороны Грузии Гии Каракарашвили, который раскритиковал действия грузинской армии в телепрограмме, приуроченной к годовщине августовских событий на оппозиционном канале «Кавкасия». Представитель парламентского большинства Нугзар Циклаури заявил, что он не намерен выслушивать критику грузинской армии от министров обороны и генералов 90-х годов, «чье недееспособное и неквалифицированное правление, обусловило поражение Грузии в те годы».

Нужно отметить, что перевооружение армии для президента Грузии и впрямь остается одним из приоритетов. Как сообщают грузинские СМИ, Саакашвили заявил изданию Liberation: «Да, мы должны развивать нашу армию. С ее помощью мы смогли в прошлом году осуществить эвакуацию нашего населения и получили несколько дней, прежде чем получили международную реакцию, так как большая часть мировых лидеров тогда либо отдыхали, либо присутствовали на Олимпийских играх в Пекине. Конечно же, мы не могли победить Россию, но сдержать их вторжение смогли. Кроме того, мы будем полезны для НАТО, отправляя наш контингент на поддержку операции в Афганистане. Но, честно говоря, мы выбираем приоритетами инфраструктуру и экономику страны».

Нет сомнения, что год спустя военные проводят работу над ошибками. Конечно, каждая страна должна заботиться о собственной безопасности. Только вот очень хотелось, чтобы уроки из прошлогодних событий извлекли бы не только военные...

Фото: Михаил Чикваидзе