События

Ориентирование на кавказской местности

ЕС и Госдепартамент США посетовали по поводу визита Владимира Путина в солнечную Абхазию. Поездка российского премьера, лицемерно замечают западные политики, мол, не была согласована с Тбилиси. «ЕС считает, что этот визит демонстрирует неуважение к принципу территориальной целостности Грузии и не содействует международным усилиям, направленным на стабилизацию ситуации в регионе», - говорится в заявлении председательствующей в Евросоюзе Швеции.

«Вопросы суверенитета и территориальной целостности Грузии являются для нас крайне важными. Мы думаем, что Россия и прочие страны региона должны уважать международно признанные границы Грузии», - вторит шведам заместитель официального представителя госдепартамента США Филипп Кроули.

Видно, напрасно, они «думали», что российский премьер будет руководствоваться их своекорыстными расчетами. Россия, в соответствии с записанным в уставе ООН правом народов на самоопределение, почти год как признала независимость Абхазии и Южной Осетии. А поскольку Россия такой же субъект международного права, как ЕС или США, то нелепы их ссылки на «международно признананные границы Грузии» без учета российского мнения.

Пар по поводу посещения абхазских курортов Путиным выпустил и МИД Грузии. Но сам факт поездки внешнеполитическое ведомство возмутил не так сильно, как заявления российского премьера. МИД обвинил его во лжи за слова о том, что международное сообщество признало агрессором Грузию. И тем, что Россия считает себя выполнившей обязательства «плана Медведева -Саркози». Но то, что является «черным» для Грузии, совершенно в ином - «белом» - свете видится из России. Если Тбилиси и его союзники живут вчерашним днем, то Москва руководствуется более свежими соглашениями, заключенными с Цхинвалом и Сухумом.

В июле такие же протокольные протесты с Запада прозвучали по поводу визита президента России Дмитрия Медведева в Южную Осетию. Но это нисколько не повлияло на решение о поездке второго лица государства в Абхазию.

И ЕС и США исходят из положения, что Грузия - все еще «владеет» Абхазией и Южной Осетией, хотя фактически власть над ними была ею утеряна еще в начале 90-х годов. Выборы президента Михаила Саакашвили в 2004 году - в которых бывшие автономии не участвовали - лишь подтвердили самостоятельность этих отделившихся регионов.

Пресловутая территориальная целостность Грузии, очевидная, хотя и виртуально, для страдающих от ущемления национальной гордости грузин и для западного сообщества, совершенно не кажется такой бесспорной ни осетинам и абхазам, ни российским историкам. Как отмечал еще несколько лет назад председатель российского Комитета внешнеполитического планирования Сергей Кортунов, ни Абхазия, ни Южная Осетия, ни даже Аджария не являются частями исторической Грузии. Хотя государственные образования на территории современной Грузии возникали еще до нашей эры, они не были ни собственного грузинскими, ни объединяющими все Сакартвело. Историк указывает, что многочисленные южнокавказские государства объединялись под эгидой Грузии только в два коротких периода: при Давиде-строителе (1089-1123 гг) и царице Тамаре (1184-1212 гг.).

Все остальное время эти государства существовали как самостоятельные. А Южная Осетия и Абхазия входили в состав лишь Грузинской советской социалистической республики - «искусственно сколоченного образования большевиков». Никогда абхазы и осетины не называли себя грузинами и никогда бы не подчинились Тбилиси, если бы не «железная рука» Москвы.

Вопреки западным утверждениям о том, что пересмотр границ противоречит международным принципам, мир после раздела между победителями Второй Мировой войны неузнаваемо изменился. И великие державы продолжают перекраивать его на свой вкус по сей день. Даже если не брать в расчет захват палестинских земель Израилем и последствия развала СССР, есть прецеденты, которые давно нарушили незыблемость границ и независимости существующих государств.

Российские эксперты Института национальной стратегии отмечают, что статус государства-члена ООН не стал для Ирака или Югославии иммунитетом от интервенции. Более того, результаты неправомочного вмешательства (упразднение структур югославского государства в Косово и смена режима в Ираке) были де-факто признаны на международном уровне.

Более того, международные правила изначально были двусмысленными, так как право на самоопределение наций и право на территориальную целостность по сути противоречат друг другу. И когда одни игроки пользуются первым, никто не мешает другим пользоваться вторым правилом. В итоге прав оказывается тот, кто с помощью информационных ресурсов или пушек может доказать, что в данном конкретном случае надо использовать то, что он считает нужным.

В августе прошлого года Россия доказала, что приоритетней право на самоопределение. А Грузия с опасливо оглядывающимся Вашингтоном не смогли доказать приоритет территориальной целостности и теперь пытаются вдогонку переиграть Россию в информационном пространстве. Именно как «залпы» в этой виртуальной войне и следует воспринимать нынешние заявления ЕС и США.

Однако август прошлого года как раз показал, что Россия тоже после развала СССР впервые поднялась на уровень тех, кто перекраивает карту мира. «Мир является полем деятельности отдельно взятых дееспособных правительств, колоссального количества правительств с более или менее ограниченным суверенитетом», - отмечает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. Итоги войны с Грузией показали, что правительство России теперь тоже относится к классу «дееспособных». И если кто-то по привычке обвиняет Москву в том, что она «нарушила главное правило европейской безопасности», что «границы в Европе невозможно менять силой оружия», то ответных аргументов у России достаточно.