События

«Открытый урок» для грузинского президента

Воспользовавшись случаем, грузинский президент не преминул пройтись по адресу России, которая, по его словам, «проиграла сражение в Грузии». «Президент России - нашего огромного соседа и оккупанта - в часовом поздравлении первоклассникам по поводу 1 сентября полчаса посвятил разговору о том, какая плохая Грузия. Я сюда пришел для того, чтобы поговорить о том, какие мы хорошие, дети своей страны, как хороша наша страна, как она многонациональна», - сказал Саакашвили на церемонии открытии школы.

При этом господин Саакашвили не сказал ни слова о причинах, по которым грузинские дети из Южной Осетии оказались на положении беженцев в селе Церовани.

А сказать бы надо. Потому что именно самонадеянность грузинского президента, отдавшего преступный приказ о бомбардировке Цхинвала августа прошлого года, привела к тому, что новый учебный год новоселы церованской школы вынуждены начинать в изгнании. Не будь вторжения грузинской армии с целью силового возвращения югоосетинской автономии в состав Грузии, положение там могло сохраняться статус-кво бесконечно долго. Однако переговорам и поиску компромиссов с Цхинвалом, тбилисские власти предпочли карательную экспедицию, закончившуюся позорным поражением грузинской армии, которая не предполагала, что Россия встанет на защиту своих миротворцев и мирных жителей Южной Осетии.

Но признать свою вину за случившееся грузинский президент не собирается. В запасе у него набор риторических фраз, типа тех, чтобы были произнесены перед школьниками в Церовани.

«Мы - хороший и сильный народ потому, что многие другие народы, перенесшие такую трагедию, никогда бы не оправились и не встали на ноги», - упивается своим красноречие грузинский лидер. - Мы еще не выиграли эту борьбу, но они ее уже проиграли».

Странная логика у грузинского президента. Россия не собиралась оккупировать Грузию, тем более воевать с братским народом. Российский президент вынужден был отдать армии приказ о проведении операции по принуждению Грузии к миру лишь после того, как Цхинвал оказался на 90 процентов разрушен залповым огнем реактивной артиллерии, а российские миротворцы, находящиеся в Южной Осетии согласно международным договоренностям понесли серьезные потери.

После полученного от России жесткого «урока политкорректности» грузинский президент охладил свой воинственный пыл. Теперь он признает, что Грузия может воевать только с теми, кто не в состоянии оказать сопротивления ее карательным подразделениям.

Его предшественник Эдуард Шеварднадзе усвоил эту истину гораздо раньше, еще в 1993 году, когда абхазские ополченцы, погибавшие за право быть свободными от тбилисского диктата, изгнали грузинский карательный корпус с территории своей маленькой страны.

Но эта трагедия истекавшего кровью абхазского народа получила неожиданную интерпретацию в новом фильме Андрея Некрасова «Уроки русского». Создатель этой прогрузинской киноленты подчеркивает, что для него очень важным стало включение в этот фильм хроники 1993 года в Абхазии, когда, как он говорит, «в результате массовых расправ и этнических чисток, грузинское этническое большинство здесь исчезло. И если в таких условиях проводить референдум о провозглашении независимости Абхазии, то это - неправильная арифметика». По Андрею Некрасову и Михаилу Саакашвили «правильной арифметикой» стало бы признание Абхазии «исконно грузинской территорией» при полном исчезновении абхазов как этноса.

Но вот незадача. Абхазы с такой «арифметикой» не согласились. Как и осетинское население Южной Осетии, которое кровью заплатило за право самостоятельно решать свою судьбу. Любопытно, что еще незавершенной работой «любимого кинодокументалиста грузинского президента» уже заинтересовалась комиссия Европейского Союза по расследованию российско-грузинской войны августа 2008 года под руководством Хайди Тельявини.

Андрей Некрасов собирается предоставить комиссии окончательный вариант фильма до того, как она представит международной общественности результаты своей работы. Неужели эта явно субъективная экранная версия событий способна пролить свет на истинные причины войны? Но в большой политике все аргументы хороши. Вплоть до кинематографической подтасовки фактов.