События

Искоренение русского

Этот случай произошел в одной тбилисской смешанной грузино- и русскоязычной школе. Через несколько недель после начала нового учебного года дирекция объявила, что русские классы закрываются, а учеников срочно переводят в грузинский сектор.

Решение дирекции вызвало недоумение и протест у родителей и педагогов. Ведь уже были куплены достаточно дорогие учебники, на это были затрачены немалые по кризисным временам деньги.

Ученики встретили известие слезами. После стольких лет обучения в одном классе им приходилось менять окружение.

Свое решение дирекция объяснила приказом министра образования, согласно которому к 2014 году все русские, и не только русские, но и армянские, азербайджанские и другие секторы в государственных школах будут закрыты. Все средние учебные заведения должны перейти на обучение на единственном - государственном грузинском языке.

«А кто захочет обучать детей на русском языке, пусть откроет частную школу», - парировал директор все возражения.

Искоренение русского. 4166.jpegПротест родителей он счел следствием «обработки» учителями, которые якобы не хотели терять часы и зарплаты, а многие - и работу.

Позднее выяснилось, что сокращение русского сектора в этой школе было связано с еще одной проблемой - малым числом учащихся, из-за чего образовательное учреждение получало от государства сравнительно небольшие суммы.

«Нам невыгодно содержать классы с малым контингентом учащихся, мы ведь должны платить зарплаты педагогам и надбавку классному руководителю. Мы несем убытки, поэтому в русском секторе закрываются классы, в которых меньше 10 учеников», - заявил директор.

Он пообещал, что дети, которые перейдут в грузинский сектор, будут обучаться в льготном режиме, и педагоги будут оставаться с ними дополнительно после уроков, чтобы разъяснять не усвоенный на грузинском языке материал.

Но чуть погодя выяснилось, что такого приказа - одним махом за три дня закрыть русскоязычные классы и перевести всех учеников в грузинский сектор - министерство образования вовсе не издавало. В соседней школе, где русскоязычных ребят тоже немного, классы не расформировывали и «изгнанников» принимали без возражений.

Дирекция же первой школы, видимо, решила действовать на опережение.

В конечном итоге родители собрались выяснять суть дела в министерстве образования. Чтобы избежать скандала, руководство школы пошло на попятную. Русскоязычный класс оставили. Но только на один год.

Может быть, пока правительство и не спускало распоряжения о закрытии классов на иностранных для Грузии языках. Но самоутверждение грузинской нации еще не окончено, и проект подобного распоряжения, вероятно, зреет в недрах минобразования.

Кроме того, подушевое финансирование государственных школ подразумевает ликвидацию малокомплектных учебных заведений.

И первыми пострадают именно русскоязычные классы, так как после разрыва дипломатических отношений с Россией большая часть читающих Пушкина и Бунина в оригинале покинула Сакартвело.

Это лишь одна из иллюстраций того, в какой ситуации сейчас находится русский язык в Грузии. О том, как там борются с российскими учебниками, читайте в следующих статьях GeorgiaTimes.