Мужчина и женщина

Танцоры нон грата

Сколько раз президенты России и Грузии заверяли народы соседней страны в любви и уважении. Сколько раз говорили о духовном и историческом единстве двух стран и необходимости наладить отношения. Но что же выходит на практике?

То Тбилиси не пускает в страну российских журналистов, прибывших в составе делегации по преодолению кризиса на Кавказе, - ведущего Первого канала Максима Шевченко и главного редактора «Известий» Владимира Мамонтова.

То Москва чинит препятствия грузинским танцорам. Из-за отсутствия виз срываются концерты «Метехи» в Тюмени, Екатеринбурге и Абакане. Билеты на них уже раскуплены, причем, как сообщают тюменские СМИ, с ажиотажем.

Как обещали афиши, театр должен был показать программу, в которой «лирика танца сочетается с удивительной техникой и артистизмом движения, эмоциональностью и жизнелюбием; современный рисунок хореографии создается на основе традиционных грузинских танцев, подчеркивая удивительную прелесть, элегантность и стиль грузинского народа».

Грузинские танцоры под руководством главного хореографа грузинской государственной филармонии Гелоди Поцхишвили собирались показать такие известные номера, как «Грузинское па-де-де», «Горские вариации» и «Танец с саблями». Во второй части артисты станцевали бы миниатюры о быте старого Тбилиси.

Этот театр за последние два десятилетия выступал во многих странах мира, от Новой Зеландии до США.

А в России концерты пока перенесены на первую декаду декабря, а могут быть и вовсе отменены. В зависимости от того, насколько важным посчитают это турне «Метехи» российские чиновники.

Вот грузинского оппозиционного политика, лидера «Движения за справедливую Грузию» Зураба Ногаидели на этой неделе в Россию пустили. Он ведь ехал налаживать диалог между странами. Но его речи и встречи, в том числе с замминистра иностранных дел Григорием Карасиным, непродуктивны, пока у власти в Грузии остается «нерукопожатный» Михаил Саакашвили.

В этой ситуации, когда правительства не могут и не хотят контактировать друг другом, гораздо важнее прямое взаимодействие людей в обеих странах. В конце концов, до сих пор в Грузии понимают русский язык и живут на денежные переводы из России.

А что лучше помогает услышать и понять друг друга, как не взаимный интерес к национальной культуре, к духовным ценностям соседнего народа? И вот это, оказывается, теперь становится недоступным ни русским, ни грузинам.

Кстати, тем грузинским артистам, которые едут в Россию, и так несладко приходится на родине! Например, оперного певца Паату Бурчуладзе за благотворительный концерт в Москве обозвали «предателем», а дирижера Зазу Азмаипарашвили, выступившего вместе с ним в Тбилиси, лишили должности в театре оперы и балета.

Причем, въезд в Россию затруднен не только деятелям культуры. Летом долго и упорно российское интернет-издание «Правда.ру» пыталось помочь грузинскому журналисту агентства GHN выбить рабочую визу.

В консульском отделе посольства России в Грузии ответили: гражданам Грузии выдают только частные визы, по приглашению близких родственников. Деловые и рабочие визы остаются недоступными. Добиться разрешение удалось только после долгого хождения по российским инстанциям, и то в порядке исключения.

Кстати, российским гражданам, как правило, попасть в Грузию намного проще: нужно лишь купить визу в Тбилисском аэропорту или на другом таможенном пункте. Правда, и в этой «простоте» есть свои подвохи. Тебя могут заподозрить в «сотрудничестве с вражескими спецслужбами» и отправить в застенки. Такое «гостеприимство» испытали на себе граждане России Владимир Вахания и Павел Блиадзе, которых пока тщетно требует освободить российский МИД.

Таковы реалии сегодняшних российско-грузинских отношений, которые, похоже, определяют даже не руководители (сколько раз Дмитрий Медведев отмечал, что между народами России и Грузии нет неприязни), а излишне ретивые чиновники. Как сказал главный редактор и владелец грузинского агентства GHN Гоча Мирцхулава, мы докатились до того, что уже и приехать друг к другу не можем.

«Мы, старшее поколение, будем дружить вопреки сегодняшним политикам. А молодые, как они будут строить свои отношения? Как узнают, какова настоящая талантливая Россия? Зачем чиновники так поступают? Если не могут помочь, то пусть не мешают», - прокомментировал он сложности с выездом сотрудника GHN в Россию.

Плохо, когда политики, затевая свои игрища, забывают о том, что они должны служить на благо народа, а не для усложнения его жизни. Одно дело, когда в страну не пускают преступника, другое дело - артиста или журналиста. Кому это помешает? В чем загвоздка? Непонятно.

По словам известного российского политика Евгения Примакова, выросшего в Грузии, «когда между государствами случаются такие коллизии, как правило, невиновных нет».

Грузия наломала дров, считает он, но и Россия небезгрешна: «Вспомните, как во время очередной вспышки ксенофобии в московских школах и детских садах переписывали детей с грузинскими фамилиями. Это нам плюс?». Из этого критического замечания российские чиновники, судя по их отношению к грузинскому танцевальному ансамблю, похоже, до сих пор выводов не сделали.