События

Президент России о белорусском «торге»

Российский президент провел специальную пресс-конференцию для белорусских журналистов. Отношения двух стран, строящих союзное государство, переживают сейчас не лучший период. Камнем преткновения, как отмечает агентство «Рейтер», стал вопрос о признании Абхазии и Южной Осетии.

Глава Белоруссии Александр Лукашенко не так давно заверял литовских журналистов, что никакого конфликта с Москвой у него нет, и он остается ее близким партнером. Но одновременно, а также до и после он публично возмущался, что мол, россияне (в первую очередь журналисты) не дают Минску сделать непредвзятый выбор, «давят», желая ускорить процесс признания двух бывших республик Грузии. Настала очередь и российского президента внести ясность в вопросы двусторонних отношений.

Медведев заявил, что все разговоры о «давлении» насчет признания «высосаны из пальца». «Ни в публичном измерении, ни в ходе личных встреч я ни разу не просил признать Абхазию или Южную Осетию лидера Беларуси или другое должностное лицо из Беларуси, не обращался ни прямо, ни косвенно с этим предложением», - подчеркнул он. И добавил, что все это похоже на «торг по поводу того, кто больше сделает хорошего, кто поможет - вот за тех мы и будем».

GeorgiaTimes уже неоднократно писала о том, что Белоруссия пользуется моментом и выжимает с Запада и из России максимум преференций (в виде кредитов, правил торговли, отмены визовых санкций), спекулируя на теме признания. Причем, если европейцы уже не в первый раз делают недвусмысленные предупреждения Минску, что признание ухудшит отношения Белоруссии с ЕС, то в Москве в последнее время напротив стараются быть предельно осторожными.

Российское руководство побаивается давить на Лукашенко, чтобы не ускорить дрейф единственного близкого союзника в Европу, считает заведующий отделом Белоруссии Института стран СНГ и Балтии Александр Фадеев. По его словам, сохранить дружбу с Минском Москве сейчас гораздо важнее, чем добиться признания двух республик.

То, что Минск все еще рассматривается как перспективный союзник, подтвердили и ответы Медведева по поводу будущего двух стран. Российский лидер отметил, что создание общего государства «идет не такими темпами, как мы рассчитывали», «но зачем же нам разбегаться в разные стороны?». И добавил, что пока Россия вовсе не предлагала, как жаловался Лукашенко, включить Белоруссию в свой состав. Но это может быть предметом для обсуждения.

Медведев не пытался разыграть полное безразличие к вопросу признания Абхазии и Южной Осетии. Напротив, он считает, что «для России было бы лучше, если бы эти новые субъекты получили большее количество признаний». Но вмешиваться в этот процесс, по словам российского лидера, значит - противоречить принципам международного права.

Правда, в прессе все равно увязывают факт признания двух республик Венесуэлой с обещанием кредита и контрактом на вооружения, а факт непризнания Эквадором после визита его президента в Москву - с неудачными переговорами в финансовой сфере.

С Белоруссией, с одной стороны, дело обстоит похожим образом. Как отметил Медведев, вопрос о дополнительной финансовой помощи все еще рассматривается. Хотя за последнее время Минск и так получил более трех миллиардов долларов и оставил за собой право на покупку газа по цене на 30-40 процентов ниже европейской. «Когда я слышу от наших партнеров иногда, что мы недостаточно помогаем, у меня это вызывает удивление», - сказал президент России.

С другой стороны, никто не тянул за язык Лукашенко, когда он несколько раз сам обещал, что «Беларусь обязательно рассмотрит этот вопрос и, по всей вероятности, признает эти республики». Об этом Медведев тоже напомнил белорусским журналистам.

Дмитрий Анатольевич заметил, что России этот вопрос тоже дался нелегко. В окончательном признании Сухума и Цхинвала виновата Грузия, которая «совершила агрессию против двух территорий». И все же Кремль публично подчеркнул, что у Белоруссии есть право на любое решение.

Однако в Тбилиси сочли этот либерализм наигранным, а слова Медведева - несерьезными. Замглавы МИД Грузии Нино Каландадзе разъяснила, что вопрос признания Абхазии и Южной Осетии для Москвы является очень болезненным. Ведь «к политике признания не присоединилась в мире ни одна серьезная страна», отметила Каландадзе, не уточнив, правда, по какому принципу он делит государства мира.

«Соответственно, никто всерьез не воспринимает заявление Медведева о том, что Россия упустит какой-либо путь, или не использует все возможные рычаги для давления на любое государство в этом вопросе - будь это Беларусь, или любая другая страна», - добавила Каландадзе.

Стоит отметить, что в грузинском правительстве никогда не скрывают, что давят на Россию через европейские структуры и США. И на полном серьезе считают, что европейцам и американцам судьба «целостной» Грузии дороже, чем вопросы экспорта энергоресурсов и борьбы с терроризмом. На Белоруссию, кстати, Грузия тоже давит через ЕС. И не считает это ни противоправным, ни «несерьезным».

Каландадзе удивительно спокойно ответила на вопрос, как она относится к заявлениям белорусских парламентариев, побывавших в Сухуме, о том, что Абхазия - стабильное государство. «Эти заявления были сделаны отдельными депутатами, а не государством, и это не означает, что государственная политика Белоруссии будет такой же», - сказала она.

Белорусские депутаты, правда, побывали на прошлой неделе и в Тбилиси, и в Цхинвале. Теперь все 12 человек, посетившие тремя группами зону прошлогоднего конфликта, готовят доклады, которые позже рассмотрит белорусское Национальное собрание.

Может быть, хоть в парламенте вопрос признания-непризнания будет снят с «торгов» и белорусы, наконец, задумаются о том, как оценить действия грузин и как же дальше жить абхазам и осетинам.