События

По 49 статье Конституции Апсны

26 ноября 1994 года назад самопровозглашенная республика Абхазия приняла свою конституцию. В ней было записано, что Абхазия, или Апсны, - «суверенное, демократическое, правовое государство, исторически утвердившееся по праву народа на свободное самоопределение».

Верховный Совет республики, утвердив конституцию, избрал в президенты страны своего председателя - Владислава Ардзинбу.

Тогда Абхазия переживала ужасные времена. В городах и селах зияли раны недавно завершившейся гражданской войны. Вокруг республики сжималось кольцо экономической блокады. Соблюдать все записанные в конституции права и свободы человека было непросто и подчас невозможно.

Но время шло. На 12 декабря этого года назначены уже третьи выборы президента Абхазии, который в соответствии с 49 статьей Конституции избирается всеобщим прямым тайным голосованием на пять лет. Предвыборная кампания проходит в уже признанном тремя странами мира государстве, которое может обеспечить исполнение всех статей конституции.

В том числе и права на свободные выборы и на выражение мнений. Если бы Абхазия была недемократичной, оппоненты Сергей Багапша, баллотирующегося на второй срок, не смогли бы выражать свои претензии властям в прессе.

Несколько дней назад кандидат Заур Ардзинба, возглавляющий компанию «Абхазское пароходство», на пресс-конференции в Ассоциации работников СМИ рассказал, как используется административный ресурс. По его словам, агитационные плакаты оппозиционеров повсеместно срывают, а встречи с избирателями проходят в неравных условиях.

Впрочем, это могло быть его субъективным ощущением и недооценкой работы дворников.

Кроме того Ардзинба попрекнул гостелевидение, на котором «проводится односторонняя агитация за кандидата от власти с привлечением даже иностранных граждан, которые по нашему законодательству не имеют на это право». Тут тоже все объяснимо: у журналистов гораздо больше поводов говорить о президенте республики, чем о главе «Абхазского пароходства».

Более серьезные обвинения прозвучали из штаба другого оппозиционера - лидера партии «Экономического развития Абхазии» (ЭРА) Беслана Бутбы. На минувшей неделе в республике произошло два взрыва, предположительно направленных против него. 19 ноября в Гаграх сгорел автомобиль руководителя районного предвыборного штаба Бутбы Виталия Ажибе. 20 ноября в селе Араду Очамчирского района произошел взрыв в офисе агропромышленного комплекса «Араду», принадлежащего Беслану Бутбе.

В заявлении Бутбы по этому поводу были обвинены экстремисты, о «хозяевах» которых политик предложил догадаться самим избирателям. «Мудрый народ Абхазии сам сделает вывод - кому выгодно сегодня дестабилизировать ситуацию, вплоть до развязывания братоубийственной гражданской войны, вместо того, чтобы вести честную предвыборную борьбу», - намекает он на власть имущих, отказывая им в простой популярности, заслуженной уже хотя бы признанием республики.

А на этой неделе третий кандидат - Рауль Хаджимба повысил свою агитационную активность. Сначала он обвинил министра иностранных дел Сергея Шамбу в дружбе с экс-председателем правительства Абхазской Автономной Республики Ираклием Аласания.

Шамба подтвердил, что на самом деле вел переговоры с Аласания, который сейчас перешел в грузинскую оппозицию. Но эти переговоры, по его словам, не были направлены против интересов Абхазии, а касались вопросов обеспечения правопорядка в верхней части Кодорского ущелья после вывода оттуда грузинских войск. Только вот Грузия категорически не соглашалась увести свою армию.

Другое обвинение Хаджимбы - факт ксерокопирования паспортов госслужащих с целью использовать их для давления на выборах - проверял ЦИК республики. И по результатам ревизии попросил кандидатов впредь жаловаться только по проверенным фактам и с указанием конкретных нарушений избирательного законодательства.

Раудь Хаджимба, в частности, утверждал, что ксерокопии паспортов собраны у сотрудников Сухумской городской клинической больницы. Однако ЦИК выяснил, что паспортные данные у врачей собирались по всем учреждениям Минздрава в соответствии с программой «Отдел кадров», запущенной еще в 2008 году. Ксерокопии паспортов собирали еще в целом десятке республиканских больниц и диспансеров.

Так что председатель ЦИК Батал Табагуа сделал вывод, что «ни в одном из вышеперечисленных случаев нет оснований заявлять о том, что применяется административный ресурс в ходе выборов, поскольку это не имеет никого отношения к избирательной кампании».

В общем, один только кандидат Виталий Бганба не жалуется в Абхазии на притеснения со стороны кандидата-президента. То ли интеллигентность не позволяет (он ведь доктор философских и экономических наук), то ли амбиций поменьше. То ли он лучше других понимает, что в Грузии непременно воспользуются любым поводом, чтобы лишний раз заявить о несостоятельности Абхазии как демократического государства.

Кстати, накануне грузинские СМИ рассказали, что население Гальского района, где живут в основном грузины, агитаторы от Багапша шантажируют, угрожая лишить паспортов, если люди не пойдут голосовать.

Это сообщение особенно странно, если учесть, что недавно оппозиция выступала против участия грузин в голосовании, так как боялась, что они поддержат нынешнего президента. Зачем же ему запугивать и без того благожелательный к нему электорат?

А по большому счету, у Сергея Багапша нет равноценных конкурентов на этих выборах. Об этом агентству «Медианьюс» заявил абхазский политолог Владимир Хашба. Так что его «избирательный штаб спокоен», утверждает эксперт, предсказывая президенту победу с 70-ти процентами голосов избирателей.

На провокационный вопрос, можно ли считать независимостью нынешнее положение Абхазии на правах «региона России», Хашба с полным на то основанием ответил: «Это - клише грузинской пропаганды. Тбилиси не хочет видеть реальность».