События

Тайна Качиньского за семью печатями

Следствие по «грузинскому инциденту» с участием президента Польши Леха Качиньского может быть приостановлено, передает ИА Regnum со ссылкой на польское радио.

Одной из причин «заморозки» стал отказ бывшего министра Польши, а ныне евродепутата Михала Каминьски давать показания в прокуратуре. Именно он был очевидцем событий 23 ноября близ югоосетинской границы и рассказал об обстреле Качиньского журналистам.

«Когда мы доехали до российского патруля, с их (с осетинской) стороны раздались выстрелы. Было как минимум три серии выстрелов из карабинов. Президент сохранял железное спокойствие», - поведал он. Теперь Каминьски избегает встреч со следователями, которые хотели бы уточнить некоторые детали происшествия.

Но еще больше мешает расследованию упорное молчание Тбилиси, не отвечающего на запросы из Варшавы. Еще в августе в Грузию был послан запрос, но спустя три месяца суперэффективные грузинские чиновники не удосужились предоставить необходимые материалы.

С самого начала грузинская сторона безапелляционно заявила, что обстрел вели российские и южноосетинские пограничники. Однако рапорт Агентства внутренней безопасности (ABW), опубликованный в польской газете Dziennik, подверг эту версию критике.

Как уже писала GeorgiaTimes, в докладе сказано, что на первую серию выстрелов грузинская охрана вообще не отреагировала. Президента Польши, на которого якобы покушались солдаты, даже не пригнули к земле, вопреки правилам охраны VIP.

Более того, телохранителей Леха Качиньского специально поставили в конце кортежа, так что они вообще не видели того, кого обязаны защищать.

Кстати, когда на Бюро охраны чиновников посыпались упреки, глава Польши вступился за своих «секьюрити» с такими странными доводами, что если бы они были рядом, дело «могло дойти до оборонной реакции... и могла бы политься кровь... и могли погибнуть люди, как с одной, так и с другой стороны. Но все живы, поэтому получилось хорошо, а не плохо». Вот так. Ну, это все равно, что сказать: хорошо, когда солдаты не выполняют приказы командира, а то ведь может дойти до войны.

Если даже предположить, что польский президент так уж смел, что не боится за свою жизнь, то о его грузинском коллеге такого явно не скажешь. Все помнят видеокадры, когда Михаил Саакашвили пытался спрятаться, испугавшись тени птицы во время прошлогодней войны. А тут во время обстрела в 30-ти метрах от него даже бровью не повел, был расслабленным и улыбался.

В рапорте ABW отмечен и тот факт, что непосредственно перед самым инцидентом, к блок-посту с грузинской стороны пропустили автобус с журналистами, чтобы те могли снимать «нападение». И это очень странно еще и потому, что посещение Ахалгори было вписано в программу визита только в аэропорту, откуда, собственно, президенты в пятую годовщину «революции роз» и рванули к границе.

Южная Осетия тогда признала, что стреляла в воздух. И так она делала всегда, и это Саакашвили было известно, иначе он просто не отважился бы поехать в ту сторону, да еще повезти туда своего друга, поддерживающего его в противостоянии с Россией.

Публикация в Dziennik приоткрыла завесу над «кухней» грузинских спецслужб. Но если этот инцидент будет до конца расследован, и догадки, названные в рапорте, подтвердят свидетели, то многие после этого не без оснований заподозрят, что и другие провокации в Грузии и на границах с новыми республиками частенько подстраиваются таким же образом.

Недавно польские правоохранители вызвали на допрос одного из бывших чиновников администрации президента Петра Ковнацки, подозревая, что именно он «сдал» рапорт польским СМИ.

Все это снова выплыло на страницах газет в Восточной Европе. В грузинском правительстве, однако, продолжают настаивать на том, что эпизод на границе якобы был провокацией осетин, а не спецоперацией грузинских агентов. На днях госминистр Грузии по вопросам реинтеграции Темур Якобашвили заявил, что все пересуды на Украине об инциденте с Качиньским это - дезинформация.

Если Якобашвили так в этом уверен, то почему бы Тбилиси не предоставить запрашиваемую Польшей информацию. Это можно было сделать, например, передав документы с министром обороны Польши Богданом Клихом, посетившим Грузию на этой неделе. Но почему-то грузинские правоохранители предпочли отмахнуться: дознание, мол, проведено лишь среди грузинских свидетелей, а среди осетинских, мол, не представляется возможным. Значит, следствие довести до конца нельзя. Что и требовалось доказать.