События

«Шоу» в Мухровани оборачивается нешуточным тюремным сроком

Как передает Civil Georgia, вчера состоялось оглашение обвинительного заключения участникам пресловутого мухрованского мятежа.

По заявлению прокурора, он ходатайствует, чтобы полковнику армии Кобе Отанадзе было присуждено заключение на 30-летний срок; бывшему командиру Тбилисского батальона рейнджеров - 29 лет; бывшему командиру мухрованского бронетанкового батальона Шоте (Мамуке) Горгиашвили - 19 лет. Для бывшего командующего Национальной Гвардией Кобы Кобаладзе прокурор потребовал наказания в виде тюремного заключения на срок 13 лет и 6 месяцев.

Все четверо подсудимых обвиняются в подготовке мятежа с целью свержения власти. Но все четверо отвергают это обвинение. Кобаладзе также обвиняется в незаконном хранении огнестрельного оружия и гранат, а Отанадзе - в незаконном владении огнестрельного оружия и взрывчатых устройств.

Прокурор, также сообщает civil.ge, потребовал 4-летнего заключения и наложения штрафа в размере 10 тысяч лари бывшему командиру 3-ей Кутаисской бригады Кахе Кобаидзе, а заключение на 4 года и 20 тысяч лари штрафа - для бывшего командира Горийской первой бригады Давида Сулханишвили. Оба бывших высокопоставленных военных обвиняются в неоповещении о преступлении. Сулханишвили признал вину, а Кобаидзе отверг обвинения.

В деле имеются и другие фигуранты, которым было предъявлено обвинение. Так, сроки заключения, которые потребовал прокурор для подсудимых - гражданских лиц, обвиняемых в попытке осуществления мятежа с целью свержения власти, а также в незаконном владении оружием, колеблются от 14 до 17 лет.

Как в свое время рассказывал GeorgiaTimes адвокат генерала Кобы Кобаладзе Гела Николеишвили, большинство обвиняемых в мятеже военных заключили со следствием процессуальную сделку. «Исходя из действующего законодательства, было заключено процессуальное соглашение, предусматривающее сотрудничество со следствием», - пояснил он. При этом Николеишвили отметил, что на практике, очень часто вину на себя берут люди, которые не совершали никаких преступлений.

Тогда адвокат обвиняемых Гела Николеишвили заявил, что 34 военнослужащих из Мухровани, признали свою вину. По предположению защитника, скорее всего, имел место договор в кулуарах. Однако пока не похоже, что этот договор существенно облегчил участь подсудимых. Правда, завтра, 25 декабря, на суде будет заслушано заключительное слово стороны защиты. А свой вердикт суд огласит позднее.

Грузинская общественность внимательно следит за развитием этого скандального процесса. Во-первых, вся Грузия изначально была шокирована итогами «спецоперации» МВД по захвату главных подозреваемых в мятеже. В результате действий полиции в двадцатых числах мая был убит Гия Криалашвили, а его соратники - Коба Отанадзе и Леван Амиридзе - тяжело ранены. Уже тогда эксперты склонялись к мысли, что мухрованский мятеж - дело темное, и вряд ли кто-нибудь сумеет пролить свет на эти события.

Да и в ходе расследования дело преподносило немало сюрпризов. Так «главный козырь» обвинения - экс-командир спецотряда «Дельта» Гия Гваладзе, активно сотрудничавший со следствием, сначала обвинил Кобу Кобаладзе, потом написал анонимку, что эти показания ложные, затем сознался, что и анонимка была ложью.

Гела Николеишвили тогда заявил GeorgiaTimes, что, согласно процессуальному кодексу, одного доказательства, к тому же такого сомнительного, как заявление Гваладзе, недостаточно. Других доказательств власти представить не могут.

Возбудить дело против «клуба генералов» - объединения видных военных времен Эдуарда Шеварднадзе - и ряда деятелей оппозиции, имена которых изначально муссировались в связи делом о майском инциденте в Мухровани, власти так и не решились.

Однако Коба Кобаладзе попал под карающий меч режима Саакашвили. Почему именно он, спросили мы адвоката? По мнению Николеишвили, его подзащитный пользовался слишком большим авторитетом в армейских кругах, а это всегда раздражало президента.

Напомним, что попытка мятежа на военной базе неподалеку от Тбилиси произошла 5 мая. Командование танкового батальона объявило о неподчинении грузинским властям. Правда, после непродолжительных переговоров военнослужащие согласились сдаться и сложить оружие.

Инцидент в Мухровани был мгновенно использован пропагандисткой машиной Саакашвили для попытки компрометации оппозиции и нападок на северного соседа. Сам президент сразу же обвинил Россию в подготовке мятежа. Однако уже на следующий день МИД Грузии заявил, что официально грузинская сторона не выступала с утверждениями о причастности России к мятежу. Да и сам Михаил Николаевич дал задний ход: мол, он не располагает подтверждением причастности российских спецслужб к мятежу на военной базе в Мухровани. А председатель парламентского комитета по обороне и безопасности Гиви Таргамадзе 21 мая неожиданно обвинил питерского бизнесмена Александра Эбралидзе в финансировании мухрованского мятежа.

Оппозиция же сразу назвала мухрованский мятеж заказным шоу президента. И вот пришло время подводить итоги этого майского инцидента. Воды с тех пор утекло немало. Выступления оппозиции, внушавшие серьезную тревогу хозяину Авлабара, фактически захлебнулись. Сравнительно спокойно для властей прошло и признание Грузии агрессором по итогам расследования, проведенного командой Хайди Тальявини. Да и с Вашингтоном дела идут на лад: если нет прямого поощрения из Белого дома, как это было при Буше-младшем, то финансовая подпитка продолжается, и вооружения в Грузию шлют.

Поэтому и цели, которые преследовали события в Мухровани, возможно, так и останутся тайной за семью печатями для грузинской общественности. А вовлеченные в эти события лица могут надолго лишиться возможности контактировать с ней. Как говорится, концы в воду.