События

Неусвоенные уроки Михаила Саакашвили

в интервью «Российской газете», опубликованном сегодня. Большое внимание он уделил ситуации на Кавказе и постконфликтному урегулированию после агрессии, предпринятой режимом Саакашвили в августе 2008 года. В Европе и в Вашингтоне есть понимание того, что нельзя допустить повторения этой авантюры, заявил Лавров.

Как и следовало ожидать, глава МИДа России большое внимание в своем интервью уделил проблеме безопасности, тому, как российское дипломатическое ведомство способствовало продвижению инициативы президента России Дмитрия Медведева о разработке договора о европейской безопасности.

«Мы в принципе удовлетворены тем, как развивается дискуссия на эту тему. Реакция наших партнеров показывает, что проблемы в архитектуре безопасности в Евроатлантике признаются всеми», - отметил министр.

Тем не менее, он счел нужным обратить внимание на тот факт, что члены НАТО в своем большинстве пока предпочитают настаивать «на совершенствовании» существующих структур. Североатлантический альянс, по их мнению, тоже меняется, нечего опасаться его расширения, ведь, не «холодная война» уже, из противников мы стали-де партнерами и т.д. и т.п. «Но это не ответ», сказал Сергей Лавров. Российское руководство не считает такой подход серьезным.

«Потому что при всех обстоятельствах никуда не исчезает потребность в равном для всех пространстве безопасности в границах Евроатлантики. Наш проект договора призван достичь именно этой цели. Чтобы обеспечение неделимости безопасности было закреплено в международно-правовом плане, а не только в виде политических деклараций, которые делались на сей счет в 1990-е годы. И, кстати, - особо отметил российский политик, - реакция партнеров на предложение о том, чтобы эти декларации превратить в международно-правовой документ, покажет нам, насколько они были искренни, когда в 90-е годы обещали, что безопасность будет неделима и что никто не будет обеспечивать свою безопасность за счет безопасности других».

Особо остановился Сергей Лавров на осмыслении последствий кавказского кризиса в уходящем году. «Первая реакция, - по его словам, - была рефлекторной, инстинктивной, в духе логики «холодной войны»: есть Саакашвили, который целиком, сердцем и душой открыт на Запад, и есть те, кто его обидел. Но эта реакция не выдержала испытаний временем».

Сергей Лавров полагает, что первоначально объективному подходу мешала «логика натовской солидарности, евросоюзовской солидарности», которой руководствовались многие деятели из стран альянса. Хотя, по его же признанию, в частных беседах те же люди выражали понимание действиям России и оправдывали их.

Раздающиеся же пока ныне антироссийские заявления по этому поводу отражают лишь инертность мышления и, как выразился Лавров, «даже вызывают чувство неловкости и у членов НАТО, и у членов Евросоюза».

«Приходит понимание того, что случившееся целиком лежит на совести Саакашвили, - заявил российский министр. - Если кто-то нуждался в каком-то «независимом» подтверждении того, что именно он все это затеял, то заказанный Евросоюзом доклад Тальявини дал исчерпывающий ответ на этот вопрос».

По мнению Сергея Лаврова в мире растет понимание того, что в важном со стратегической точки зрения кавказском регионе должна быть стабильность. Россия не сомневается в искренности стремлений своих партнеров из Евросоюза поддержать стабильность на Кавказе, «удержать Саакашвили от рецидивов силовых рефлексов». «Они мониторят то, чем занимаются грузинские силовые структуры, - развил свою мысль глава внешнеполитического ведомства России, - Мы тоже этим мониторингом занимаемся. При этом отмечаем достаточно тревожные факты».

Однако, как считает глава МИДа России, приходит понимание того, «что геополитическая картина мира меняется. Теперь любой, кто попытается делать свою карьеру за счет того, чтобы примазываться к «стану победителей» в «холодной войне», будет думать и два, и три, и четыре раза, прежде чем решиться на подобное».

Похоже, тем не менее, что этот урок в Тбилиси по-прежнему не усвоен. Как недавно заявил один из лидеров грузинской оппозиции Зураб Ногаидели, «Саакашвили исчерпал возможности управления страной. Путём конфронтации с Россией он желает сохранить ускользающую власть».