События

Батуми: снижение уровня

В Батуми, несмотря на ранее озвученный перенос мероприятия, открылась международная энергетическая конференция, на которой присутствуют представители десяти стран. Одним из ключевых моментов конференции является обсуждение вопросов, связанных с проектом Nabucco, а также иными вариантами транспортировки природного газа через Грузию в Болгарию, Румынию и Украину. Встреча планировалась достаточно давно и, более того, ее уровень изначально был заявлен, как весьма высокий - на саммите должны были присутствовать президенты Грузии, Украины, Азербайджана и Польши.

Тем не менее, украинский президент Виктор Ющенко в последний момент отказался от участия, сославшись на предстоящие 17 января президентские выборы, а азербайджанский президент Ильхам Алиев не принял участие в связи с затянувшимися - и безрезультатными на данный момент переговорами с Турцией по поводу транзита и тарифов на газ. Таким образом, главные игроки проекта энергетического коридора Баку-Тбилиси-Одесса-Броды-Гданьск добровольно сошли с дистанции.

Еще вчера, 13 января, казалось, что встреча не состоится - но, тем не менее, грузинское руководство оперативно нашло выход из сложившейся щекотливой ситуации. Энергетический саммит был переименован в конференцию, что, при понижении статуса, позволило не отправлять восвояси прибывшие делегации. Стоит отметить присутствие на конференции представителей Туркмении и Казахстана, достаточно давно дискутирующих с Россией по поводу цен на поставляемые транзитом через ее территорию энергоносители. Вопросы о поставках туркменского газа, в частности, поднимались несколько лет тому назад, во время очередного энергетического кризиса в Украине.

Не менее интересно и присутствие на конференции вице-премьера Белоруссии Андрея Кобякова. Существующие проблемы с транзитом российских энергоносителей через белорусскую территорию, во многом повторяющие прежний российско-украинский газовый конфликт, привели к тому, что белорусское руководство решило искать альтернативные варианты поставок топлива. Тем не менее, Саакашвили рано обрадовался белорусскому представителю и показной фронде - ведь Южный энергетический поток, равно как и Nabucco пока находятся на стадии проектов - а в топливе Белоруссия нуждается уже сейчас. Очевидно, что фрондерский запал пройдет весьма быстро, когда белорусское руководство осознает, что оплата российского транзита энергоносителей составляет ощутимую долю в бюджете страны.

Понятно, что грузинская сторона пытается объединить ряд стран, полностью или частично зависящих от российских энергопоставок. Цель этого - создание альтернативной энергосистемы. Вместе с тем понятно, что, даже если по итогам конференции все-таки состоится энергетический саммит и будут подписаны ранее анонсированные энергетические меморандумы - практическое значение будет все равно ничтожно малым. Более того, создание конкурентных каналов поставки топлива в Европу в достаточно большой степени выгодно России, поскольку позволяет сделать ставку на модернизацию трубопроводов и улучшение качества обслуживания.

Впрочем, впереди украинские выборы, которые могут серьезно повлиять на текущие расклады. Пророссийски ориентированный Виктор Янукович вполне может отказаться от участия Украины в проекте и не усугублять и без того не безоблачные отношения с Россией. Не менее показателен и отъезд из Грузии прибывшего накануне спецпредставителя госсекретаря США Ричарда Морнингстара, который должен был присутствовать на саммите. Таким образом, американские партнеры Грузии вполне явственно показали свое отношение к проходящей встрече.

Показательно также, что российские эксперты проходящую конференцию практически проигнорировали, фактически указав на крайне низкий уровень мероприятия по сравнению со встречей российского и турецкого премьер-министров, на которой также затрагивались вопросы энергетики.

Стоит отметить и тот факт, что реализация проекта Nabucco, предназначенного для поставок природного газа из Каспийского региона и Средней Азии европейским потребителям, оценивается специалистами почти в 8 млрд. евро. В условиях, когда цены на энергоносители существенно упали, говорить о быстрой окупаемости проекта не приходится, а инвестировать в экономический по форме и политический по содержанию проект сейчас вряд ли кто-то готов.