События

Новые планы грузинских стратегов

Стратегия, которая затрагивает отношение грузинских властей с населением территорий Абхазии и Южной Осетии, включает в себя такие важные вопросы, как образование, развитие культурных связей и народной дипломатии. По заявлениям официальных лиц, намеченные шаги необходимы для сближения народов, проживающих в республиках, как для безопасного пересечения границы Грузии с Абхазией и Южной Осетией, так и для экономического взаимодействия.

Напомним, отношения Тбилиси с Сухумом и Цхинвалом и до августовских событий 2008 года были далеко не идеальными. Так, первый грузино-югоосетинский конфликт вспыхнул еще после Октябрьской революции. Как известно, тогда контроль над территорией современной Южной Осетии перешел от Закавказского комиссариата к Грузинской Демократической Республике. С 1918-1920 в Южной Осетии произошло три крупных антиправительственных восстания, которые проходили под лозунгом установления советской власти и присоединения республики к РСФСР. Летом 1920 года правительство Грузии обвинило осетин в сотрудничестве с большевиками и провело карательную операцию, в результате которой, по данным Южной Осетии, было убито несколько тысяч осетин. Позднее советское грузинское правительство создало Юго-Осетинскую автономную область. Но стремление осетин к свободе оказалось сильнее. В 1990 году Совет народных депутатов автономии провозгласил Южно-Осетинскую Советскую Демократическую Республику и принял декларацию о национальном суверенитете. Через несколько месяцев в Цхинвал были введены подразделения милиции и национальной гвардии Грузии. Так началась Южноосетинская война, итогом которой стало подписание между Россией и Грузией Дагомысских соглашений о прекращении огня. Напряженная ситуация сохранялась и в XXI веке. Итогом борьбы Южной Осетии за свое право на суверенитет стало признание ее независимости Россией после нападения грузинских войск на Цхинвал в 2008 году и проведенной РФ операцией по принуждению Грузии к миру.

Практически идентичная картина наблюдалась и в отношениях Грузии с Абхазией. В 1992 году местное правительство восстановило действие конституции советской республики и свой автономный статус после выхода Грузии из СССР. В Абхазию вошла грузинская национальная гвардия, однако легковооруженные отряды сопротивления автономной республики сдаваться не собирались. Получив поддержу в лице добровольцев из Чечни и Адыгеи, повстанцы отбили Сухум, а позднее контролировали уже всю территорию автономии. В последующие годы Грузия еще трижды пыталась силовым способом включить Абхазию в свой состав, однако все эти попытки заканчивались неудачей. Ни Гальский район, ни верхнюю часть Кодорского ущелья абхазы не отдали. Гордая автономия, как говорит политолог Сергей Маркедонов, оказалась для Тбилиси «чемоданом без ручки» - взять хочется, но как - непонятно. Наряду с Южной Осетией, в 2008 году Абхазия получила признание независимости со стороны России.

Таким образом, за последние полтора года отношения Тбилиси с молодыми республиками окончательно испортились. Грузия по-прежнему исходит из принципа своей территориальной целостности, рассматривая Абхазию и Южную Осетию, как «сепаратистские регионы». В свою очередь, Цхинвал и Сухум развивают свою государственность, а список стран, признавших независимость республик, значительно расширился. При этом лидеры Абхазии и Южной Осетии Эдуард Кокойты и Сергей Багапш, уже не раз заявляли о том, что готовы сотрудничать с Грузией только в случае смены действующего режима Саакашвили.

В этой связи перспективы по нормализации политических отношений Тбилиси с республиками выглядят весьма туманно. Несмотря на острую критику оппозиции, нынешний грузинский лидер заявил, что не покинет свой пост до 2013 года - срока окончания его полномочий как главы государства. Отсюда и возникают сомнения в жизнеспособности разработанной стратегии. Если же говорить о народной дипломатии, прописанной в планах Грузии, то такой шаг можно только поприветствовать. Другое дело, сможет ли Тбилиси сдержать слово и ограничиться лишь этим.