События

Евросоюз не устоял перед «российским искушением»

Впервые единая Европа удостоилась порицания Тбилиси. Поводом тому послужил саммит ЕС в Ницце, прошедший 14 ноября. Грузинская администрация до этого настойчиво заявляла, что Евросоюз будет защищать Грузию до последней капли крови. За день до саммита Саакашвили появился в Париже. Он пытался убедить Саркози подождать с переговорами по экономическому сотрудничеству между Россией и ЕС. После чего заявил во всеуслышание, что Франция поддержит Грузию.

Ему вторила вечно союзная Литва - секретарь МИДа республики Жигимантас Павиленис сказал, что, «пока Россия не выведет свои войска из сепаратистских регионов Грузии, у ЕС не поднимется рука ратифицировать договор о стратегическом партнерстве».

Эти чаяния не оправдались. Евросоюз не только принял решение возобновить диалог с Россией. 17 ноября Абхазию и Южную Осетию официально пригласили на «кавказские переговоры» в Женеве. Прежде Евросоюз готов был принимать представителей республик только в составе российской делегации.

Получился не более чем широкий жест. Никто не ждет от будущей встречи каких-то прорывов. Делегация Грузии уже заявила, что намерена потребовать полного вывода российских войск со своей территории. Включая Абхазию и Южную Осетию. И заранее обвинила Москву в срыве будущих переговоров.

«Если в Женеве осетинская и абхазская стороны примут участие в независимом статусе, тогда грузинская сторона покинет переговоры, - сообщил политолог Рамаз Сакварелидзе. - Этот знак протеста будет оправданным и целесообразным».

По сути, ЕС сдал Грузию полностью. Застрельщиком этой инициативы выступил все тот же Николя Саркози. Он же был главным адвокатом России. Близкий друг семьи французского президента Омар Арфуш рассказал, что саммиту предшествовала неформальная встреча Саркози и Дмитрия Медведева. Тихий ужин в фешенебельном ресторане старой Ниццы сильно напоминал ялтинскую конференцию в миниатюре.

«Саркози за ужином спросил Медведева: «Чего ты хочешь?», - сообщил Арфуш. Медведев якобы захотел распределить влияние в Европе. Что президенты тут же и проделали. Саркози уступил Москве Украину и Кавказ, а взамен получил обещание России поддерживать его в отношениях с США и не вмешиваться в политику ЕС.

14 ноября началась еще одна конференция, почти не замеченная журналистами. Саммит глав правительств СНГ в Кишиневе и без того затеняли переговоры в Ницце. Организаторы постарались придать ему еще больше конспирации, проведя встречу за закрытыми дверями. Позже объявили, что совет правительств Содружества утвердил Стратегию экономического развития СНГ на период до 2020 г. и «Приоритетные направления сотрудничества в сфере транспорта на период до 2020 года».

По словам исполнительного секретаря СНГ Сергея Лебедева, стратегия позволит облегчить процесс формирования зоны свободной торговли в странах Содружества. Речь даже идёт о том, что она сможет функционировать на территории тех государств, которые уже вступили в ВТО. Россия, по сути, предложила странам СНГ образовать собственное валютное пространство, поставив рубль на место доллара.

Одновременно с этим парламент Молдавии отказался требовать вывода российских войск из Приднестровья. С призывом к депутатам принять заявление к главам правительств СНГ выступила оппозиционная Либерально-демократическая партия Молдавии. Однако правящая Коммунистическая партия это предложение завалила. Хотя ранее требовала того же.

Там же, в Кишиневе, президент Молдавии Владимир Воронин встретился с Владимиром Путиным. До того первый активно заигрывал с ЕС, но теперь вдруг повернулся в другую сторону. Компартия, которую он представляет, рискует проиграть ближайшие выборы в парламент. Муссировать приднестровские вопросы сейчас себе дороже. Сам Владимир Воронин обещает сохранять нейтралитет, в обмен на который Москве предлагается не повышать цену на газ и де-факто отдать Молдавии Приднестровье. При этом, никаких гарантий, кроме словесных, г-н Воронин России не дает.

Потому и Москва ничего толком ему не сказала. Владимир Путин был настроен прагматично: он назвал все прочие вопросы «решаемыми», но требующими «тщательного рассмотрения». И сообщил, что цену на газ для Молдавии будет определять Газпром. Единственное, чего удалось добиться Кишиневу, - это обещания проработать вопрос увеличения числа таможенных пунктов для расширения поставок в Россию молдавской сельхозпродукции. Сдавать Приднестровье под слово Воронина Кремль не собирается.

Неформальные требования России к Молдавии еще в августе огласил президент Приднестровья Игорь Смирнов. Он заявил, что республика готова вернуться в Молдавию на двух условиях: ее вхождение в союз России и Белоруссии и введение русского языка в качестве второго государственного.