События

Мишико и его обещания

Грузинский президент Михаил Саакашвили пообещал российским СМИ, что не будет баллотироваться на третий срок. Грузия же, по его словам, после 2013 года пойдет тем же прозападным курсом, что и при нем. Надо знать цену словам Саакашвили, чтобы понять, насколько серьезны эти планы.

До конца президентского срока Михаила Саакашвили еще далеко - целых три года. Но поскольку Россия не собирается обсуждать с ним вопросы возобновления российско-грузинских отношений, и вообще объявила его персоной нон грата, то изменений на грузинском направлении раньше 2013 года никто не ждет.

А Саакашвили, как выяснилось из его интервью, не советует надеяться на резкий разворот и потом. «Да, я больше не буду баллотироваться в президенты. Но это совершенно не означает, что та идеология, которую я представляю, не будет и дальше приоритетом для населения Грузии. Не будет Саакашвили, будет кто-то другой. Но курс будет тот же самый», - заверил он.

Многие эксперты находят большое сходство между властью в Грузии и в России. Она также централизована, также держится на силовых структурах и контроле над СМИ. И так же, как в конце президентского срока Владимира Путина общество ожидало, что он постарается удержать власть в своих руках и пойдет на создание парламентской республики с сильной властью премьера, так и Саакашвили может воспользоваться этим шансом. Благо, разговоры о парламентской демократии завели сами грузинские оппозиционеры во время протестных акций прошлого года.

Сам Михаил Николаевич категорически отрицает «германский» вариант. «Последнее, что я буду делать, это приспосабливать Конституцию под себя, - говорит он. - Я считаю, что в Грузии должна быть сильная президентская власть... Не думаю, что Грузия будет парламентской республикой. У нас столько сейчас вызовов. Реформы, которые мы проводили, требовали определенной концентрации власти, чтобы какая-нибудь маленькая группа не могла блокировать серьезные реформы».

Вот она суть грузинской псевдодемократии, которая ведет общество к капитализму по модели чикагского профессора Милтона Фридмана. Все реформы, которые проводились по этому рецепту, что в Аргентине, что в Польше, что в Новой Зеландии, требовали устранения «помех» с помощью исключения части общества, отстаивающей интересы трудящихся или социально-незащищенных групп населения. Если бы власть в Грузии была подлинно демократической, разве она допустила бы приватизацию больниц или увольнение сразу 80-ти тысяч человек из органов МВД?

Сейчас президент Грузии доволен ограничениями по срокам правления президента. Что скажет он через три года, неизвестно. Потому как Михаил Саакашвили - натура противоречивая.

Вот как он объяснил российскому журналисту отмену приказа о неприменении силы в ночь на 8 августа - то роковое решение, которое оборвало отношения Тбилиси не только с Москвой, но и с Сухумом и Цхинвалом: «К тому моменту два грузинских миротворца уже были убиты в деревнях, находившихся под нашим контролем. Министр обороны умолял меня открыть огонь, чтобы под огнем эвакуировать раненых. Я сказал, что мы не откроем огонь, даже если все раненые погибнут. Люди просили открыть дорогу, чтобы эвакуироваться, а для этого нам нужно было очистить проход. Но на самом деле мы опоздали к Рокскому тоннелю, опоздали с выдвижением к той дороге, по которой шло вторжение. В принципе мы все время были в режиме реагирования и ни разу не упредили российскую сторону. Так что единственное, в чем я себя упрекаю, это в том, что мы опаздывали. Но я опаздывал сознательно».

Сколько драматических движений души: то отказ раненым, то выдвижение войск, но выдвижение запоздавшее, и запоздавшее сознательно, и приведшее к упрекам самому себе. И тут же реплика о том, что со своей стороны Саакашвили сделал все, что можно было предложить во избежание войны.

По традиции всех собак за трагедию 2008 года Михаил Саакашвили навешал на российские власти, причем даже не на президента Дмитрия Медведева, а на «тех людей, которые все решали» за российского лидера.

Сам же грузинский президент постарался выставить себя «светочем демократии», который не то чтобы советует («Я далек от того, чтобы поучать Россию, но так видно со стороны»), а наставляет Россию модернизироваться, демократизироваться и либерализоваться, как это уже сделала Грузия.

Только почему-то остроумный (о войсках России в Грузии: «Или это был военный туризм и они там грибы собирали?») и успешный («Мы давно не играем в постсоветской лиге. Мы играем в высшей лиге мировой экономики наряду с англосаксонскими странами») Мишико не воспринимается как положительный герой у себя на Родине. Если конечно, смотреть на него, не через телевизионное окошко.

При нем в Грузии полиция стала превышать свои полномочия, что привело к трагической гибели ни в чем неповинных людей. При нем были разогнаны акции оппозиции в 2007 году. При нем свобода СМИ ушла на задворки - в маленькие газеты и телеканалы, которые можно видеть только в столице. При нем упразднили бесплатное медицинское обслуживание. При нем принят дискриминационный Трудовой кодекс. При нем по телевизору стали показывать «презентации новых заводов», которые существуют уже не первый год.

Этот список можно продолжать бесконечно долго. Но самое главное - Саакашвили не только не исполнил данное на инаугурации обещание воссоединить Грузию, но и заблокировал эту возможность на долгие годы, если не навсегда.

После отчета Саакашвили в парламенте, полного новых обещаний интеграции страны и светлого экономического будущего, депутаты дали волю критике и разнесли в пух и прах его политику. Георгий Цагареишвили саркастически припомнил президенту все его «исполненные обещания».

Он обвинил Михаила Саакашвили в перекраивании Конституции на свой лад, внедрении подслушиваний и слежки. Указал, что из-за Саакашвили из органов власти и бюджетных организаций ушли все профессионалы - представителей старшего поколения. После «революции роз» был провозглашен принцип нулевой толерантности и все подряд отправлялись в тюрьмы. Были разрушены системы образования, культуры, науки и спорта.

Цагареишвили напомнил президенту и нашумевшие убийства десятков молодых людей, разгоны митингов оппозиции и расправы с инакомыслящими, продажу России стратегических объектов, потерю Абхазии и ЮО и многие другие «обещания», которые довели страну до развала.

Так какова цена новым обещаниям ставленника США, пришедшего к власти благодаря Соросу и американскому бизнесу? В интересах кого он действовал, действует и будет действовать после 2013 года? Если его сочтут «отыгранной картой», как недавно Виктора Ющенко, власть ему больше не светит. А если ему удастся и дальше влюблять в себя общество ПИАР-акциями, вроде благотворительности школам, в которых он учился, то его могут и оставить у руля. Вне зависимости от того, что он обещал.