События

Доклад ООН с фигурой умолчания

Однобоким, политизированным и необъективным сочла Россия доклад ООН по правам вынужденно перемещенных лиц, представленный на этой неделе на 13-й сессии по правам человека в Швейцарии.

Составил отчет эксперт Вальтер Келин, побывавший осенью прошлого года в Грузии и Южной Осетии. Сейчас он призвал все стороны способствовать тому, чтобы обеспечить беженцам «возможность использовать право добровольно вернуться в свои бывшие дома в условиях безопасности ...а также гарантировать возвращение имущества, а там, где это невозможно, обеспечить компенсации и репарации». При этом спецпредставитель отметил, что его особенно беспокоят «тяготы, которые легли на плечи людей из-за почти полного закрытия административной границы».

Российский представитель в Женеве Михаил Лебедев заявил, что в документе имеются фактические ошибки, «проявившихся уже в самом названии, где фигурирует Грузия, а не Южная Осетия». Он подчеркнул, что в докладе Келина «нет ни слова о тех страданиях, которые выпали на долю осетин в результате агрессии нынешнего режима», цитирует «Медианьюс».

Лебедев также отметил, что «не соответствуют действительности утверждения о неких ограничениях в гуманитарном доступе в Южную Осетию». По его словам, те организации, которые действительно хотят помочь, а не произвести шумиху, работают в республике.

Вместе с тем, российский представитель добавил, что Москва «считает важным соблюдение права всех перемещенных лиц на добровольное, безопасное и достойное возвращение в места постоянного проживания».

А ради этого Грузия, как признанный комиссией ЕС агрессор, должна заключить соглашение с Цхинвалом о неприменении силы. Однако грузинские чиновники уклоняются от этого шага на переговорах в Женеве, напомнил Лебедев.

Противоположную реакцию доклад вызвал в грузинском МИДе. Директор департамента международных организаций ведомства Серги Капанадзе заявил журналистам, что «Келин очень хорошо описал проблематику в Цхинвальском регионе, как там нарушаются права человека, в том числе права беженцев».

Представитель Генсека ООН по правам лиц, перемещенных внутри страны, Вальтер Келин получил доступ в Южную Осетию только со второго раза. В 2008 году его не пустили, так как он хотел въехать со стороны Грузии. А в 2009 приехал из России и встретился и с населением республики, и с властями.

На встрече с полпредом президента Южной Осетии по постконфликтному урегулированию Борисом Чочиевым исследователь ООН отметил такие положительные моменты, как открытую для жителей грузинонаселенного Ленингорского (Ахалгорского) района границу, функционирующие грузинские школы, нетронутые дома грузинских беженцев.

«Благодаря обеспеченной властями Южной Осетии прозрачности, я получил возможность своими глазами увидеть, какова здесь реальная картина. Мы убедились в том, что в Ленингорском районе Южной Осетии нет сожженных и разрушенных домов», - заявил тогда Келин.

Он приветствовал также регулярное автомобильное сообщение с Грузией и то, что жители имеют возможность приезжать на свои участки, собирать урожай и забирать его с собой.

В то же время Келин выразил озабоченность положением в Знаурском районе Южной Осетии, грузинское население которого не имеет возможности переходить границу. «Это однозначно сказывается на их жизни в экономическом смысле. Также они не могут навестить своих родственников по ту сторону границы. С гуманитарной и прагматичной точек зрения, наверное, можно было бы разработать механизм пересечения границы, наподобие того, что существует в Ленингорском районе. Это основная проблема, которую высказали люди во время сегодняшнего разговора», - сказал Келин полгода назад.


Борис Чочиев посвятил представителя ООН в историю конфликта, показав, что нынешние проблемы грузинского населения - ничто по сравнению с трагедий, постигшей осетинское население в результате войн 1992, 2004 и 2008 годов. А ведь беженцами-осетинами тогда стали более 100 тысяч человек - во много раз больше, чем грузин сейчас. Эти люди выехали в Россию, не получив никакой компенсации. Только сейчас некоторые из них пробуют вернуться.

Недавно «Первый канал» российского телевидения показал «возвращенца» в Ленингорский район Шалву Авлохова, дом которого пустовал почти 20 лет. Он сказал: «Многие люди, которые жили здесь, и которые дорожат своей землей, своими предками, еще хотят вернуться к себе». Возможным это стало только теперь, когда эту землю охраняют российские пограничники.

После августа 2008 года большинство бежавших грузин быстро приехали обратно в Южную Осетию. Если им кто-то и мешает жить в новой республике, так это грузинские власти, второй год отказывающиеся подавать в Ленингорский район природный газ. Недавно осетинское правительство вынуждено было пригрозить отключением питьевой и оросительной воды потребителям в Горийском районе Грузии, не будет улажен газовый вопрос. Сейчас вода бесплатно поступает из Южной Осетии, а продается людям по высоким ценам.

Осетины приглашают всех, кроме тех, кто долгие годы помогал грузинским военным держать в страхе осетинское население. Списки этих людей есть в генеральной прокуратуре республики и на них будут заведены уголовные дела, пообещал прокурор Теймураз Хугаев.

Шесть грузинских сел, как правильно посчитали международные правозащитники, были полностью сожжены. Это Курта, Кехви, Тамарашени, Ачабети, Эредви и Авневи. Они приобрели страшную славу мест, где людей подвергали жестоким пыткам. Осетинские жители предпочитали объезжать их от греха подальше по дальней Зарской дороге. А в 2008 году именно из этих сел грузинские войска вели обстрелы осетинских населенных пунктов. Иной судьбы у анклавов грузинских агрессоров и быть не могло.

Но другие-то грузинские села остались нетронутыми, что увидел своими глазами и Келин. И разве можно сравнить эти потери с разрушениями, которые нанесли походы грузинской армии в 90-х годах? Тогда сгорело или было частично разрушено 117 сел. Списки их легко можно найти и проверить. Кроме того, многие так называемые «грузинские» села до 1992 года были смешанными, «на 32% состояли из осетинских жителей и стали полностью грузинскими после осуществленных Грузией этнических чисток», рассказал Келину Чочиев.

Только об осетинских беженцах 90-х годов не говорится с высоких трибун. В ноябре, пользуясь осетинским гостеприимством, посланник ООН согласился с мнением, что международные организации уделяют мало внимания людям, пострадавшим в начале 1990-х гг. Однако сам, как видно теперь, пошел проторенной дорогой и в своем докладе также сделал корни конфликта «фигурой умолчания». Как после этого осетины могут доверять словам европейцев с их вечно двойными стандартами?