События

Две трубы

Eni, партнер «Газпрома» по «Южному потоку», предложила соединить этот проект с антироссийским Nabucco, чрезвычайно популярным в Грузии. Конкуренция будущих труб основана не столько на экономической выгоде, сколько на политических мотивах. И именно они, вероятнее всего, помешают на практике соединить два проекта в один.

Россию как-то уже приглашали присоединиться к Nabucco в качестве акционера или поставщика. Но это были сказанные мельком слова. А такого предметного предложения, какое прозвучало из уст партнера российского «Газпрома» Паоло Скарони, возглавляющего Eni, никто не ожидал

Он высказался за объединение европейских участков двух конкурирующих проектов - «Южный поток» и Nabucco. Первый трубопровод по дну Черного моря намерена проложить Россия, имеющая достаточную ресурсную базу, но еще не заключившая договоры со всеми странами, где он пройдет. Второй чуть южнее «Южного» построят сразу несколько стран Европы, которые уже имеют соглашения с транзитными государствами, но не нашли надежных источников газа.

Впрочем, обе трубы пока существуют только на картах. Ни в Европе, ни в России в связи с мировым кризисом не спешат приступать к их прокладке.

Если же два газопровода соединить на европейской территории, то расходы на оба проекта сократятся, а коэффициент полезного действия, соответственно, вырастет. На это обратил внимание Паоло Скарони на конференции CERAweek в Хьюстоне.

Новость о предложении совместить казалось бы несовместимые проекты GeorgiaTimes прокомментировал грузинский экономист Владимир Папава. По его словам, здесь решение должен вынести потребитель - Европейский Союз.

«Европа может согласиться на объединение проектов, но тогда это будет то же самое, что просто построить «Южный поток», потому что тогда это будет один и тот же российский проект. А если Евросоюз не хочет зависеть от поставок из России, то он должен поддерживать проект Nabucco, который идет в обход России», - заявил он.

Вероятность слияния проектов, по словам Папавы, мала. «Хотя ничего исключать нельзя, так как сейчас все геополитические интересы так переплетены. Может быть, это будет использоваться в качестве «перезагрузки», объявленной США, - предположил эксперт. - Правда, в российско-американских отношениях перезагрузку видно только со стороны США. Россия же ни в чем уступать не собирается».

Что касается Грузии, где антироссийский Nabucco с подачи Михаила Саакашвили стал чуть ли не национальной идеей, то Папава не считает его таким уж определенно благоприятным для экономики страны. «Для Грузии сам проект Nabucco может вовсе не иметь значения. Смотря как он будет заполняться. Если из Ирака или Ирана, то на экономике Грузии это никак не отразится», - отметил он. Соответственно, и от объединения проектов в этом случае Грузии будет ни холодно, ни жарко.

Россия же, уверен Папава, заинтересована в любой возможности контролировать и блокировать процессы, поэтому «Газпром» будет участвовать даже в тех проектах, которые прямо его не касаются. «Например, когда был построен газопровод Иран-Армения, «Газпром» его купил, хотя он не пролегает по российской территории. «Газпром» - монополия, которая стремится к расширению», - заключил эксперт.

Между тем, российские СМИ не смогли добиться комментариев от представителей «Газпрома». Газете «Ведомости» источник в компании сказал, что эта идея не обсуждается.

Российские эксперты, в отличие от Папавы, полагают, что «Газпром» откажется от предложения партнера. «Россия вряд ли пойдет на такое объединение, поскольку Nabucco лоббирует не только ЕС, но и США», - заявил директор консалтинговой компании «Группа оценки рисков» Досым Сатпаев. К тому же сейчас в продвижении «Южного потока» произошел небольшой рывок. После переговоров премьеров России и Хорватии Владимира Путина и Ядранки Косор был подписан документ об участии хорватов в российском проекте.

Президент Союза нефтегазпромышленников Геннадий Шмаль в интервью радиостанции «Голос России» дал понять, что обеспеченный ресурсами и более выгодный «Южный поток» сейчас привлекательнее для европейцев, чем Nabucco. Это значит, что нет смыла объединяться с проигравшим проектом.

Справедливости ради надо заметить, что дела Nabucco тоже не стоят на месте. Евросоюз на прошлой неделе выделил 200 миллионов евро на его реализацию. Однако, по словам еврокомиссара по энергетике Гюнтера Эттингера, эти средства будут заморожены до момента принятия окончательного решения по судьбе газопровода, то есть до специальной конференции в Брюсселе в конце года.

Соотвественно, европейцы тоже не в восторге от идеи Скарони. Спикер консорциума Nabucco Gas Pipeline International Кристиан Долежал в интервью «Времени новостей» намекнул, что их проект не нуждается в объединении, так как «является высококонкурентным и с коммерческой, и с технической точки зрения». «Мы полностью сконцентрированы на успешной реализации проекта в соответствии с технико-экономическим обоснованием и не видим необходимости менять концепцию. Изменение конфигурации газопровода или изменение состава участников должно быть оценено и принято к действию на уровне акционеров», - отметил он.

А американский аналитик Мартин Уокер из A. T. Kearney раскритиковал саму аргументацию итальянца. По словам Уокера, рынок сильно изменится, США будут добывать больше сланцевого газа и сократят импорт, высвободив газ для остальных стран. Это приведет к появлению лишнего сырья и усилит борьбу за рынки сбыта, считает аналитик. Так что, Европе выгоднее уже сейчас разнообразить поставщиков.

Пока что дело выглядит так, будто в объединении проектов заинтересована только Eni. И на это есть объективные причины. Дело в том, что итальянская компания недавно заключила контракт с Ираком на разработку месторождения Зубайр. Она намерена поднять на нем добычу в шесть раз. И если Eni (вместе со своими партнерами Occidental Petroleum и Korea Gas) справится с этой задачей, то ей будет необходимо найти прибыльные рынки сбыта для добычи газа.

Завтра, 12 марта, Eni представит стратегический план развития компании до 2013 года, в котором, вероятно, предложение Скарони будет оформлено в печатном виде.